Уржумская Земля
прошлое и настоящее
Меню сайта
Категории раздела
Агропром, сельское хозяйство [82]
Археология [7]
Великая Отечественная война [76]
Военная служба [9]
Военные истории [12]
Возвращение имён [20]
Генеалогия [4]
Георгиевские кавалеры [1]
Герои Советского Союза [19]
Годы революции и гражданской войны [32]
Горячие точки [15]
Госслужба [8]
Депутаты Государственной Думы [5]
Иностранцы в Уржуме [14]
Интересные люди [31]
Исторические, заповедные и памятные места [2]
Исторические справки [21]
История, легенды народов, вера [16]
Комсомольская жизнь [5]
Краеведение и краеведы [23]
Культура и искусство [208]
Лесное хозяйство [18]
Люди науки [42]
Медицина [46]
Монастыри, церкви, часовни [29]
Музеи [16]
Некрополь, некрополистика [4]
Образование [105]
Правопорядок, спецслужбы [46]
Православная страница [91]
Политика [11]
Политические лидеры [82]
Почётные граждане Уржума [32]
Почётные граждане Уржумского района [12]
Почта, марки, открытки [8]
Промыслы, ремёсла [32]
Промышленность, производство, передовики [59]
Революционеры [11]
Реки, озёра, пруды и родники [12]
Сельские поселения [167]
Список лиц, погребенных при церкви [32]
Спорт, туризм [53]
Топонимика, ономастика [7]
Торговля, ярмарки [8]
Транспорт, дороги [9]
Удивительные судьбы [182]
Уржум в прошлом [26]
Уржум в настоящем [18]
Уржум - улицы и дома [1]
Уржумский уезд [36]
Флора и фауна, природа [7]
Разное [1]
[0]
[0]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Уржумский уезд

Уржум и Уржумский уезд в послереформенный период

Уржум и Уржумский уезд в послереформенный период

Послереформенный период (1861-1905 гг.) характерен для Уржумского уезда резким обнищанием основной массы его населения – крестьянства и, в то же время, нарастающим развитием капитализма, проникающего во все поры хозяйственной и культурной жизни. В обстановке этого периода проходили и детские годы Кирова. Обилие относящихся к этому периоду материалов, не могущих быть приведёнными полностью в рамках настоящей статьи, заставляет нас дать только сжатую характеристику важнейших отраслей экономики и культуры уезда, на каждой из которых своеобразно сказывались и общие типичные черты послереформенного периода, и конкретные природные и исторические условия различных частей и пунктов уезда.

***

К моменту падения крепостного права Уржумский уезд представлял собою территориально оформившуюся административную единицу с довольно развитым среди основного крестьянского населения сельским хозяйством и наличием небольшого числа помещичьих землевладений и предприятий, применяющих труд крепостных. Реформа 1961 г. непосредственно задела только эту последнюю категорию (помещичьи и горнозаводские крестьяне), составлявшую 2-3% населения уезда. В результате освобождения бывшие помещичьи крестьяне получили земли в среднем на двор 6,9 десятины, в то время как здесь же в уезде государственные крестьяне имели в среднем на один двор 17 десятин. При этом бывшие помещичьи крестьяне оказались совершенно лишёнными выгонов и получили явно недостаточное количество сенокосов. Невозможность развития скотоводства, большой процент малоземельных и вовсе безземельных хозяйств привели к необычайно высокому среди них количеству бедняцких хозяйств (79%), в результате чего бывшие помещичьи крестьяне оказались наиболее обездоленной категорией населения уезда.

Отмена крепостного права являлась причиной и быстрого падения заводов Мосолова и вызвали здесь появление другой, не менее обездоленной категории населения – бывших горнозаводских крестьян, земли для которых хотя и были выделены, но часто являлись совершенно непригодными для хлебопашества или отводились в тех местах, где ни разработать, ни освоить их было не под силу. Поэтому обнищание крестьянства уезда, принявшее к концу 90-х гг. невиданные здесь ранее размеры, особенно сказалось на бывших помещичьих и горнозаводских крестьянах.

Параллельно обнищанию крестьянского населения в хозяйстве Уржумского уезда всё более заметен рост капитализма, принимающего здесь самые разнообразные формы: появление купцов и промышленников, спекуляция мелочная и в крупных масштабах, выделение в деревне кулацкой верхушки, развитие аренды и сдачи земель, рост батрачества и отхожих промыслов – все эти атрибуты развивающегося капитализма оказывают усиливающееся влияние почти на все основные стороны экономики и культуры уезда и города.

Введение в уезде в конце 70-х годов земства, дававшего видимость самоуправления и некоторые свободы в части народного просвещения и медицины, вносит в послереформенный период в культурную жизнь уезда, и особенно города, довольно существенный прогресс, значительный по размерам, но мало отразившийся по своим реальным результатам на уезде в целом.

1. Распределение территории уезда по угодьям

Уржумский уезд в рассматриваемый период занимает обширную территорию, площадью более 1 миллиона десятин, и 3-4 таких уезда составили бы целое европейское государство. Распределение площади по угодьям характеризуется следующим:

Пашня.

Примерно две третьих части площади уезда (66%) составляют пахотные земли, занимающие по своему значению в экономике уезда первое место. Ввиду того что эта, основная для уезда, категория угодий с разных сторон затрагивается в ряде других разделов настоящего очерка, здесь мы приведём только самые характерные в условиях Уржумского уезда её черты. (Здесь и далее использовано издание: Материалы по статистике Вятской губернии. – т. II. Уржумский уезд. – Вятка, 1887.)

По отдельным волостям уезда количество пахотных земель крайне неравномерно и колеблется в пределах от 15% (Мало-Шурминская волость) до 85% (Пилинская волость). Наибольшей распаханностью отличаются вообще северная и северо-западная части уезда: Лебяжская (88,7%), Рождественская (71,1%), Кичминская (75,8%) и Кокшинская (79,8%) волости (по данным подворной переписи 1884 г.). Наименее распаханы восточная и южная части уезда.

Нетрудно установить в этом прямую связь со всей прошлой историей уезда. Наиболее распаханные волости северной и северо-западной части – это первые по времени заселения пункты уезда. Кокшинская и Кичминская волости – места первых поселений мари, а ещё ранее, вероятно, также и удмуртов, а волости Пилинская, Рождественская, Лебяжская – начальные пункты русской колонизации (стрелецкие деревни, дворцовая вотчина). Наоборот, волости южной и восточной частей уезда вообще места более поздние по заселению, а некоторые из них, как Мало-Шурминская и Мазарская волости – это пункты, где бывшие горнозаводские крестьяне только недавно начали заниматься земледелием.

Качество пахотных земель уезда довольно высокое. Около 9/10 их составляют суглинки и серые лесные земли. Бедные песчаные и болотные земли занимают всего 1/10 часть. В силу такого, довольно хорошего для земледелия, сочетания почвенных разностей производительность земель уезда считается наивысшей в Вятской губернии, а уезд в целом относится к той части губернии, которая, по словам земских статистиков, издавна являлась одной из житниц России.

Лес.

Лес, покрывавший когда-то сплошным морем тайги всю территорию уезда, занимает сейчас (1884 г.) около 1/8 части его площади. Большие лесные массивы сохранились теперь только в государственных лесных дачах левобережья Вятки да в нескольких крупных частновладельческих имениях (Бушковские дачи) правобережной части. Остальные леса – крестьянские (лес подушный, надельный), рассеяны в большинстве мелкими участками и крайне неравномерно по всей территории уезда. Так, в Мало-Шурминской волости лес составляет 61% крестьянских земель, в Сендинской волости – 31%, в Пилинской – 14,8%. Здесь ещё более ясно выступает связь теперь уже процента лесистости с прошлой историей отдельных частей уезда. В ряде волостей уезда (10 волостей из общего их количества 24), наиболее распаханных и, предположительно, первых по заселению, население резко страдает от недостатка леса, а такие волости, как Теребиловская, Лебяжская (2-3% лесистости) и Кичминская с её 0,8% лесистости крестьянских земель являются уже безлесными. Плохие, обветшалые постройки, отсутствие изгородей, употребление соломы на топливо – отличительные признаки безлесных волостей уезда. В целом лесистость крестьянских земель Уржумского уезда в два раза ниже, чем лесистость этих земель в соседнем Малмыжском уезде.

Однако лес, как угодье, всё ещё играет огромную роль в хозяйстве уезда в целом. Для крестьянского населения это не только резерв для дальнейшего расширения пашни, но и важнейший источник разнообразных кустарных промыслов и ремёсел, обслуживающих многочисленные стороны самых насущных потребностей населения, а также источник местных отхожих заработков (рубка и сплав леса, выжиг угля, смолокурение и т. д.). Для частновладельцев и лесопромышленников лесные угодья уезда – крупный объект эксплуатации и наживы. Достаточно указать на заводчиков Садовеня и Матвеева, ежегодно заготавливающих в своих дачах по нескольку тысяч кубических саженей дров для винокуренных заводов, или на богатейшего лесопромышленника Бушкова, который, продолжая ещё числиться крестьянином села Русский Турек, скупил в 90-х годах оптом лесные дачи бывших Мосоловских заводов, площадью в несколько десятков тысяч десятин.

Леса уезда по своему составу очень разнообразны: прекрасные сосновые боры (особенно завятские «корабельные рощи»), высокопроизводительные ельники, богатейшие липовые насаждения, наличие дуба, вяза, клёна и ильма, – эти ещё не совсем оскудевшие богатства продолжают держать лесные угодья на одном из первых мест в общей экономике уезда.

Сенокосы.

Сенокосные угодья – это вторая (после леса) природная категория земель уезда, крайне важная для развития в нём сельского хозяйства. По официальным данным, сенокосы составляют около 10% площади уезда; по количеству их Уржумский уезд стоит на 9-м месте в губернии. Большинство сенокосных площадей находятся на крестьянских землях, и распределение их на этих землях видно из материалов подворной переписи 1884 г. При обработке материалов этой переписи уезд был разбит на 112 районов, из них в 26 районах сенокосы составили менее 5% общей площади, в 47 районах от 5% до 10%, в 28 районах 10-15% и в 11 районах более 15%. К последним относятся селения вдоль рек Буя, Уржумки и особенно Вятки, где местами (Цепочкино, Рождественское, Тюм-Тюм) количество сенокосов достигает 25-28% крестьянских земель, а в таких районах недавнего заселения, как Тарасовский район – 38%, Шурминская волость – 17,7%.

Неодинаково распределение сенокосов и по их качеству. Лучшие заливные сенокосы, дающие от 80 до 150 пудов с десятины, принадлежат тем же расположенным вдоль рек селениям и волостям. В распоряжении остальных (основная масса селений) сенокосы, главным образом суходольные (вышедшие из-под леса), дающие урожай от 40 до 80 пудов на десятину при выкашивании 2 раза за 3 года. Довольно часто встречаются небольшими участками сенокосы пойменные по мелким речкам, дающие урожай трав от 60 до 80 пудов на десятину. Болотные сенокосы в уезде явление редкое.

С учётом разных категорий сенокосов средний урожай трав в уезде определяется в 85 пудов с десятины, а валовой сбор в 5,6 млн. пудов сена. Потребность же в сене (по наличию скота) составляет 14,5 млн. пудов, поэтому, как отмечают земские статистики, в общем, по уезду сена зимой хватает только на лошадей, а рогатый скот приходится держать на одной соломе. Это положение значительно усугубляется вышеуказанной пестротой в распределении сенокосных угодий, как в смысле количества их, так и в смысле качества. Из всех 112 районов укос выше средней нормы (85 пудов с десятины) имеют 36 районов, а ниже её – 76 районов, в том числе 51 район с урожаем 40-60 пудов и 10 районов с урожаем всего лишь 20-40 пудов.

Если же сопоставить даже только по средним цифрам количество наличных сенокосов со средним количеством скота на один крестьянский двор, то окажется, что только в 21 районе укос близок к потребности или достигает её. Отсюда видно, как ограниченны были возможности развития животноводства, этой важнейшей отрасли сельского хозяйства, в уезде вообще, а у крестьян, не имеющих в наделе заливных лугов, и у крестьян бывших помещичьих и горнозаводских, часто вообще лишённых покосов, в особенности. Случавшиеся неурожаи трав в уезде вызывали поэтому целую катастрофу: скот распродавался, резался на мясо, падал от истощения. В 1884 году за одну зиму уезд потерял третью часть наличного поголовья лошадей и крупного рогатого скота.

Крайне характерно, что даже при таком недостатке сенокосных угодий вообще количество их в уезде уменьшается из года в год. Так, общая площадь их составляет в 1869 г. 101 тыс. десятин, в 1889 г. – 70,5 тыс. десятин, в 1899 г. – 66 тыс. десятин, в 1902 г. – 64,8 тыс. десятин. Объяснить это можно только переводом сенокосных угодий в пахотные земли. И если бывшие горнозаводские крестьяне производили это как освоение вновь населённых ими земель, то остальные категории крестьян вынуждались к этому более серьёзными причинами: острой необходимостью получить хотя бы 2-3 года за счёт «новой» приличные урожаи хлеба или, во многих случаях, просто нехваткой резервов свободной земли, годной под хлебопашество. Уменьшение количества сенокосных угодий, конечно, ещё более увеличивало дефицит кормов в уезде и вело к дальнейшей задержке развития животноводства.

Пастбища.

По цифрам 1884 г. (материалы той же подворной переписи) всего пастбищных угодий в уезде числится 43,3 тыс. десятин, что составляет 4% общей площади уезда и 6% площади крестьянских земель. При этом из указанных выше 112 районов 10 районов имеют до 40% пастбищных угодий от всей площади своих земель, 9 районов – от 10% до 20%, в то время как 69 районов имеют пастбищ только до 5%, а 3 района не имеют их совсем.

В среднем по уезду на 1 голову крупного рогатого скота приходится только 0,25 дес. пастбищных угодий. Следует сказать, что и эти 0,25 дес. выгонов только условно можно назвать угодьями: в большинстве случаев это болота, кочки, редины в лесу и другие непригодные для сенокоса или пашни участки крестьянских земель. Наличие таких «угодий», да и то в указанном мизерном количестве, никак не могло восполнить недостаток уезда в кормовых ресурсах и само по себе являлось также отрицательным фактором для развития животноводства. Из приведённой характеристики распределения земель по угодьям можно сделать следующий общий вывод: Уржумский уезд в послереформенный период является районом развитого сельскохозяйственного производства, с наличием большой пестроты (по процентному соотношению угодий) в земельном балансе разных его частей, но, в общем, с наличием ресурсов, достаточных для зернового хозяйства и крайне ограниченных для животноводства.

2. Распределение территории уезда по принадлежности

Генеральное межевание земель уезда, начатое в 40-х годах XIX столетия и законченное, очевидно, после отмены крепостного права (в ведомостях о размежевании за 1869 год по Уржумскому уезду ещё числится остаток чересполосности к размежеванию в количестве 147 тыс. десятин), и реформа 1861 г., в результате которой часть помещичьих земель была передана крестьянскому населению, а земли горных заводов Мосолова проданы с торгов, определили собою и общее распределение земель уезда по их принадлежности, отразив в этом самую суть государственного строя того времени.

Государственные земли, составляющие несколько более 1/3 части площади уезда, находятся в ведении ведомства государственных имуществ и в ведении удельного ведомства. Первому принадлежат казённые лесные дачи слабо обжитого левобережья р. Вятки, с его малопроизводительными для сельского хозяйства песчаными землями. Из 189 тыс. десятин земель ведомства госимуществ под лесом находится 183,5 тыс. десятин. Пашни составляют 388 десятин и покосы 158 десятин (на 1899 г.).

Земли удельного ведомства, поскольку они включили в себя земли бывшей Уржумской дворцовой вотчины и часть церковных и монастырских земель, расположенных в правобережной части уезда, имеют уже другие соотношения угодий. В том же 1899 г. из общей площади земель удела в 16,7 тыс. десятин числится под лесом 6,8 тыс. десятин (около 40%), под пашней 8,9 тыс. десятин (56%) и под сенокосом около 1,0 тыс. десятин (6%). Следует добавить к этому, что владения удела вообще расположены в смысле сельскохозяйственного производства, по существу, в лучших частях уезда, каковы, например, Пилинская и Лебяжская волости.

Частновладельческие земли.

По данным 1878 г., в Уржумском уезде около 80 тыс. десятин – земли частных владельцев. Характерной особенностью этих земель в Уржумском уезде является доминирование крупной дворянской собственности: 19-ти дворянским имениям принадлежит почти 65 тыс. десятин, или 79% всех частновладельческих земель уезда; каждое из них владеет более чем 3000 десятинами земли. За этими настоящими дворянскими латифундиями следуют довольно крупные купеческие имения, всего 31 имение, владеющие 6,8 тыс. десятин земли (8,5% частновладельческих земель). Или в среднем на имение 324 десятины. Далее следуют сравнительно небольшие имения мещанские, всего 11 имений, владеющих 1,1 тыс. десятин земли (1,4% частновладельческих земель), или в среднем на имение 100 десятин.

Земли духовенства составляют в уезде только 92 десятины (0,12%), со средней величиной одной усадьбы 2,2 десятины. Наконец, в уезде существует довольно большое число собственников-крестьян. Это 1126 хозяйств, которые владеют 7,0 тыс. десятин земли (8,7% частновладельческих земель). В их среде несколько выделяются только 4 хозяйства, имеющие в среднем по 32 десятины каждое. Остальные же владеют всего лишь 2-7 десятинами земли, т. е. в несколько раз даже меньше, чем средний крестьянин любой сельской общины уезда. Ленин в своей работе «Аграрный вопрос в России к концу XIX века» приводит следующие цифры распределения частновладельческих земель по сословия в Европейской России по данным 1877 года: дворяне – 79,9%, купцы и почётные граждане – 10,7%, мещане – 2,1%, духовенство – 0,2%, крестьяне – 6,8%. Как видим, распределение частновладельческих земель в Уржумском уезде в эти годы целиком соответствует картине, данной Лениным для Европейской России в целом. Необходимо подчеркнуть, что в пределах бывшей Вятской губернии центр частного землевладения находился в южной её части, куда входит и Уржумский уезд, что крепостное право существовало ранее только в южной части губернии и в том же 1878 году в Уржумском уезде, занимавшем по количеству частных земель 3-е место в губернии, а по количеству частных землевладельцев 1-е место, было сосредоточено более 25% всех частных землевладельцев, имевшихся в губернии (1133 из общего числа 4681).

Почти абсолютное совпадение цифр распределения частновладельческих земель по Уржумскому уезду с цифрами, приведёнными Лениным, доказывает, что в пределах Вятской губернии, именно в Уржумском уезде, полнее всего отразились типичные черты распределения земель частного землевладения по их принадлежности, характерные для Европейской части России в целом.

По данным 1887-89 гг., количество частновладельческих земель в уезде снизилось до 38,8 тыс. десятин, с резким изменением процента землевладений по категориям принадлежности. Именно: дворянские земли составляют только 3,4 тыс. десятин (9%), земли крестьян-собственников – 7,0 тыс. десятин (т. е. без изменений) и земли других сословий – 27,9 тыс. десятин (78%). Причинами такой крупнейшей перестановки сил в частных землевладениях уезда послужили, с одной стороны, чисто формальные причины (выделение земель частных горных заводов, работавших на посессионном праве, в количестве 20,9 тыс. десятин в особую учётную категорию), но, с другой стороны, и, очевидно, главным образом, распродажа крупных дворянских имений, в том числе принадлежащих к фамилии Мосоловых. В 1895 году в уезде числится уже только 3 наследственных дворянских имения (вместо 19 имений в 1878 году) с количеством земли в них 2540 десятин. Убыль в сравнении с 1878 годом, за минусом земель горных заводов, составляет около 40 тыс. десятин. Характерно, что в то же время, за период с 1865 г. до 1895 г на территории уезда разными лицами приобретено 715 имений с количеством земли 34 тыс. десятин, т. е. наследственные дворянские земли, эти латифундии уезда, раздроблены на куски и перешли в собственность лиц других сословий. Иными словами, разорение дворянских гнёзд и утверждение прав на землю частного предпринимателя происходили в Уржумском уезде также в самых типичных и ярких формах.

Сведения о распределении частновладельческих земель Уржумского уезда по угодьям имеются только за 1878 и 1899 гг. По данным 1878 года, в крупных имениях уезда (дворянских) из 65 тыс. десятин распахано только 1,4 тыс. десятин (2,1%), а остальная площадь находится преимущественно под лесом. Распаханность остальных частновладельческих земель также незначительна. При величине имений от 500 до 100 десятин пашни составляют 18%, при величине от 100 до 10 десятин распахано 13,5% и при величине менее 10 десятин распахано около 19%. В целом доля распаханной земли всех частновладельческих земель Уржумского уезда в 1878 году составляет только 3,2%.

Данные 1899 г. показывают, что 75% частновладельческих земель находится под лесом, пашни составляют 14% и сенокосы 11%. Увеличение процента пахотных площадей более чем в 4 раза, даже при учёте всех прочих привходящих обстоятельств, несомненно говорит о резком росте сельскохозяйственного, главным образом зернового, производства на частновладельческих землях, а сохранившийся высокий процент лесных угодий показывает, какими ещё богатыми земельными ресурсами для дальнейшего расширения того же сельскохозяйственного производства обладают в Уржумском уезде частные земельные собственники.

Крестьянские земли.

Земли надельные, находящиеся в общинном пользовании крестьян, занимают в уезде огромную площадь, почти 650-700 тысяч десятин (около 70% площади всего уезда); по количеству их Уржумский уезд в 80-х годах стоит на 3-м месте в губернии. По данным 1887 года, сюда входят земли следующих категорий крестьян: государственных крестьян – 616 тыс. десятин (т. е. подавляющее большинство земель), удельных крестьян – 23 тыс. десятин, бывших помещичьих крестьян – 3 тыс. десятин, бывших горнозаводских крестьян – 15 тыс. десятин (с округлением до тысячи).

Среднее количество земли на 1 крестьянский двор в Уржумском уезде, по данным 1878 года, составляло 16,2 десятины. По сословным категориям в отдельности крестьянский двор имел (в среднем) у государственных крестьян 19,9 десятины, у удельных – 10,6 десятины, у владельческих, бывших помещичьих и горнозаводских вместе – 4,9 десятины.

Крестьянские дворы с количеством земли менее 15 десятин на двор Ленин относил к разорённому крестьянству, дворы с количеством земли от 15 до 20 десятин – к среднему крестьянству и свыше 20 десятин – к зажиточному. Отсюда следует, что государственные крестьяне Уржумского уезда располагали земельными ресурсами, достаточными для среднего крестьянства, а средняя норма их надела (19,9 десятины) была в Уржумском уезде выше такой же средней нормы по Европейской России в целом (12,5 десятины). Крестьяне же удельные, и особенно владельческие, здесь же в уезде имели (как и в уездах других губерний) только голодную земельную норму разорённого крестьянства. При этом средний размер надела владельческих крестьян (4,9 десятины) здесь меньше, чем в среднем по другим губерниям Европейской России (6,7 десятины).

Таковы средние цифры. Если же взять фактическое распределение крестьянских дворов по размерам землевладений, как это было сделано при подворной переписи 1884 года, то окажется, что и за этими средними цифрами скрывается ещё более неприглядная действительность. В результате переписи оказалось, что безземельные и малоземельные крестьянские дворы (менее 15 десятин на двор) составляют 53,2% всех дворов уезда (43 тысячи дворов), среднеземельные (15-25 десятин) – 39% и многоземельные (25 десятин и более) – 14,8%. Примечателен также тот факт, что, в сравнении с соседним Малмыжским уездом, здесь ниже процент среднеземельных дворов и много, почти на 20%, выше процент малоземельных дворов, т. е., по существу, уже слабосильных бедняцких дворов. Количество таких дворов особенно велико у крестьян бывших помещичьих (97,7%) и бывших удельных (92,4%). Из учтённых 2694 дворов бывших удельных крестьян земли свыше 25 десятин имеют только 15 дворов. Из 455 дворов бывших помещичьих крестьян нашлось только 10 среднеземельных дворов, а все остальные отнесены к малоземельным (93,7%) или вовсе не имеют земли (4%).

Наряду с этим отмечается непрерывное падение количества земли на крестьянский двор по уезду в целом: в 1878 г. – 16,2 десятины, в 1897 г. – 15,7 десятины, в 1903 г. – 14,8 десятины. Эта довольно грозная динамика земельных ресурсов крестьянского двора Уржумского уезда в целом связана, несомненно, с одной стороны, с общим расслоением крестьянской общины, а с другой стороны – с общим ростом её населения и невозможностью дальнейшего расширения крестьянских земель уезда, давно размежёванных и поделенных между общинами. В итоге за 25 лет (с 1878 по 1903 гг.), беря даже средние цифры, крестьянин Уржумского уезда по одному только наличию своих земельных ресурсов перешагнул из группы среднего крестьянства в категорию крестьянства разорённого, бедняцкого.

Процентное соотношение угодий на крестьянских землях уезда представляет картину прямо противоположную землям частновладельческим. 67% земли распаханы, лес составляет 15% (в т. ч. под расчистку 7,8%), сенокосы 9%, выгоны 6%, усадьбы 3%, неудобные земли 4%. Эти цифры не идут даже на уровне средних данных по 50 губерниям Европейской России (40% пашни, 50% леса). Крестьянские земли Уржумского уезда оказываются по соотношению угодий близкими к губерниям Царства Польского, где пашни составляют 68%, лес 23%, сенокосы 8%.

Это положение недостатка земельных ресурсов на крестьянских землях усугубляется той неравномерностью и крайней пестротой процентного соотношения угодий в разных частях уезда, которая была показана выше. Особенно резко это явление наблюдается именно на крестьянских землях. Как правило, при высоком проценте распаханности крестьянских земель (доходящем в иных местах, например, у мари до 97%), количество сенокосных угодий составляет более низкие цифры (6-8%), а у крестьян бывших помещичьих и бывших удельных не только сенокосные угодья, но также леса и выгоны или вообще сведены на нет (в стремлении расширить пашню), или составляют самые мизерные количества.

Всё это, вместе взятое, крайне осложнило нормальный ход сельскохозяйственного производства и его развитие на крестьянских землях и ставило крестьянина Уржумского уезда, как владельца земли, в положение явно невыгодное по сравнению не только с частным землевладением того же Уржумского уезда, но и по сравнению с крестьянином соседних уездов Вятской губернии.

Недаром земские статистики, анализируя материал подворной переписи 1884 года, прямо указывают на наличие «большой нужды в земле» и «большей несостоятельности крестьянина Уржумского уезда» по сравнению с соседними уездами.

Прочие земли.

В эту категорию мы включаем все остальные земли уезда, не имеющие большого значения для нашего изложения. Сюда входят: земли церковные, количество которых составляет, по данным 1886 года, всего 1968 га (0,1% площади уезда), и земли города Уржума, выделенные ему ещё в 1784 году при утверждении плана города в количестве 1956 десятин (0,2% площади уезда) и оставшиеся в том же количестве вплоть до 1896 года.

Изложенное выше распределение земель уезда по принадлежности позволяет сделать следующие общие выводы. В послереформенный период Уржумский уезд является в основном районом мелкого крестьянского землепользования (общинного), с наличием на крестьянских землях уезда крайней неравномерности в процентном соотношении угодий и отсутствия дальнейших резервов расширения пашни, что ставит их в явно невыгодное положение по сравнению с частновладельческими землями уезда.

Динамика развития землепользования в Уржумском уезде, как на землях частновладельческих (разорение дворянских имений и рост земельной собственности других сословий), так и на крестьянских (далеко идущее расслоение по величине землевладений, дошедшее почти до сплошного перехода в категорию разорённых крестьян удельных и помещичьих), происходит здесь в направлении, типичном для послереформенной России. И эта динамика в самой яркой форме, более полной, чем в других местах бывшей Вятской губернии, отражает процессы утверждения буржуазных производственных отношений в землепользовании, с такой силой вскрытые Лениным в его работе «Аграрный вопрос в России к концу XIX века».

***

В заключение приведём оценку доходности крестьянского хозяйства в Уржумском уезде, зафиксированную ещё Карлом Марксом при изучении им материалов Податной комиссии, созданной в России при подготовке реформы 1961 года (Архив Маркса и Энгельса, том XIII, 1955 г., раздел «Конспект трудов Податной комиссии»). Конспектируя эти материалы (Маркс работал над ними в конце 1875 – начале 1876 годов), Маркс выписывает цифровые и другие фактические данные, характеризующие экономику и положение крестьянства в пореформенный период (60-е – 70-е годы), дающие яркую картину разорения и эксплуатации «освобождённых» крестьян.

По Вятской губернии он приводит (с. 289), в разрезе её уездов, таблицу средней доходности десятины земли. По Уржумскому уезду она составляет 0 руб. 24 коп., и это почти самая низкая доходность в рамках губернии. Ниже она только в северном Слободском уезде (0 руб. 18 коп.). В соседних же с Уржумом уездах, Нолинском, Малмыжском и Яранском, она в два-три раза выше.

В другой части Конспекта (с. 109) Маркс, относя Уржум к группе уездов с более плодородными почвами, отмечает, по данным Управы, что доход от основного в губернии занятия крестьянина, земледелия, в некоторых волостях Уржумского уезда едва-едва покрывает и в нормальные годы основные расходы крестьянина. Доход на ревизскую душу составляет 57 руб. 50 коп., а расход только на питание, прокорм скота и уплату налогов – 57руб. 15 коп. Остаток средств на ревизскую душу 0 руб. 35 коп. И даже в лучшей по плодородности почв волости этот остаток составляет не более 8 рублей. И это ведь годовой доход крестьянина Уржумского уезда от земледелия, и притом в сравнительно благополучные по урожайности годы!

3. Население уезда

Количество населения, плотность

По количеству населения Уржумский уезд в послереформенном периоде один из крупнейших (3-й – 4-й по величине) уездов Вятской губернии.

По статистическим таблицам 1869 года в нём числится более 200 тысяч жителей, а к концу 90-х годов население возрастает до 300 тысяч человек и в 1904 году достигает 314 тысяч человек.

Соответственно растёт и плотность населения в уезде. С 22,5 человек на квадратную версту в 1876 году она к 1900 году достигает 31,5 человек, т. е. только за 24 года заселённость уезда увеличивается почти в полтора раза.

Указанная для 1876 г. плотность населения уезда (22,5 человек) оказывается на 41% выше средней плотности населения Европейской России в целом (15,9 на кв. версту) и на 22% выше средней плотности населения Вятской губернии (18,8 на кв. версту). Выше, чем в Уржумском уезде, плотность населения по цифрам 1876 г. отмечается только в трёх уездах губернии: Вятском, Нолинском, Яранском. При этом по данным 1876 г., в волостях западной и северо-западной части уезда, составляющих ¼ часть его территории, плотность населения уже в то время достигала почти 35 чел. на кв. версту. В остальной части уезда плотность населения была 19 чел. на кв. версту, то есть всё же выше средней общегубернской цифры плотности населения (Романов Н. Статистическое описание Уржумского уезда Вятской губернии. – Вятка, 1879.)

По материалам переписи 1897 г. средняя плотность населения Уржумского уезда составляет уже 28,5 человека на кв. версту, что также значительно выше средней плотности по губернии (22,2 чел.). Сравнивая цифры средней плотности населения уезда и губернии в целом за 1876 год и 1897 год, можно сказать, что Уржумский уезд по плотности населения обогнал на целых два десятилетия плотность населения губернии в целом.

Естественно, что средние цифры плотности населения дают только сравнительную характеристику заселённости Уржумского уезда. В конкретной же действительности картина заселённости уезда, как это увидим ниже (прирост населения, число селений, дворов и душ) отличалось неоднородностью, и не только в территориальном разрезе, но и по отдельным десятилетиям и даже годам послереформенного периода.

Из приведённых цифр видно, что Уржумский уезд является не только одним из крупнейших по числу жителей, но и одним из наиболее заселённых уездов бывшей Вятской губернии.

Сам город Уржум, население которого с 2,6 тыс. человек в 1869 г. возрастает до 7,0 тыс. чел. в 1902 г., относится к средним по величине уездным городам Вятской губернии и стоит среди них по численности населения на 4-м месте (1882 г.) и на 5-м месте (1886, 1890, 1902 гг.).

Рост числа селений, дворов

По цифрам 1876 г. (Романов, указ. соч.), всё население Уржумского уезда проживает в 1383 населённых пунктах, в числе которых 1337 деревень и починков и 46 сёл. Кроме того, имеется 143 выселка, вместе с которыми общее число населённых пунктов уезда составляет уже 1526 селений с общим количеством дворов в них 36461 и средней величиной населённого пункта 26 дворов.

В сопоставлении со средней же величиной населённых пунктов по губернии в целом (17 дворов) это говорит о сравнительной крупности поселений в Уржумском уезде.

В разных частях уезда величина селений не одинакова. Так, в восточной его части, где протекают реки Вятка, Уржумка и Буй и сосредоточены наиболее крупные населённые пункты, средняя величина поселений составляет более 35 дворов, в западной же части, удалённой от реки Вятки и её крупных притоков, средняя величина поселений 19,5 двора, т. е. почти вдвое меньше.

Действительная величина населённых пунктов уезда колеблется в более широких пределах: от выселков и починков в 2-3 двора до сёл в 100 и более дворов. Наиболее крупные селения уезда в это время имеют: Буйское – 458 дворов, Шурма – 476 дворов, Параньга – 299 дворов, Цепочкино – 175 дворов.

К концу послереформенного периода, по данным 1903 г., общее число населённых пунктов уезда возросло до 1685 селений с общим количеством дворов в них 47538, что даёт 28,2 двора в среднем на 1 населённый пункт.

Если цифры, приведённые на 1876 год, сравнить с более ранними данными, относящимися по числу поселений к 1868 году (1294 селения), а по числу дворов к 1856 г. (20 тыс.), то окажется, что за 35 лет (1868-1903 гг.) в Уржумском уезде образовалось почти 400 новых населённых пунктов, а число дворов за 47 лет (1856-1903 гг.) увеличилось на 27 тыс., или более чем в два раза.

Естественно, что большинство новых деревень и починков возникли в этот период в южной части уезда, где имелись ещё свободные для заселения территории и где численность населения, как это увидим ниже, росла наиболее быстрыми в уезде темпами. В северной же и центральных частях уезда, заселённых ранее, таких резервов, достаточных для образования новых посёлков, не осталось. Земля здесь давно поделена, освоена, и даже нарезку небольших земельных участков на новые души приходится производить за несколько десятков километров от местонахождения этих душ. Естественно, что в условиях Уржумского уезда рост числа дворов в основном происходит не за счёт притока населения извне (здесь можно было говорить скорее о переселении из уезда, чем о вселении в уезд), а за счёт общего роста крестьянского населения уезда.

Однако этот довольно внушительный рост числа населённых пунктов и числа дворов происходил в Уржумском уезде только в первом десятилетии послереформенного периода. Сравнивая приведённые выше цифры с данными 1890 года (1614 селений и 43388 дворов), мы увидим, что до 1890 года в уезде за 22 года образовались 320 новых населённых пункта, а число дворов за 34 года увеличилось на 22694. после же 1890 года (за 14 лет) новых поселений возникло только 71, а число дворов увеличилось лишь на 4200. Сравнение, идущее явно не в пользу последнего 15-летия.

Если же пойти далее и сравнить начало 90-х годов (1890-1894 гг.) с началом 900-х годов (1900-1903 гг.), то окажется следующее: в начале 90-х годов ежегодный прирост числа дворов в уезде составлял 620 дворов, а в начале 900-х годов только около 100 дворов в год (94 двора). И это от 40 тысяч крестьянских дворов уезда!

Значительное ослабление темпов образования новых населённых пунктов в уезде свидетельствует о том, что заселение всей территории Уржумского уезда (в том числе и его южной части) в начале 90-х годов в основном закончилось, и свободных земельных ресурсов, пригодных и достаточных для целей дальнейшей колонизации и переселения из других мест, почти не осталось.

Резкое же снижение темпов роста численности крестьянских дворов в уезде, дошедшее в 900-х годах до небывало низкой цифры (менее 100 дворов в год), не может быть объяснено только одной этой причиной и говорит о наличии других серьёзнейших факторов, могущих вытекать только из самой социально-экономической обстановки, сложившейся в Уржумском уезде к концу послереформенного периода.

Категория: Уржумский уезд | Добавил: Георгич (04.10.2019)
Просмотров: 97 | Теги: уезд, Уржум, после реформы, Вятская губерния | Рейтинг: 3.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт Свято-Троицкого 
Собора