Уржумская Земля
прошлое и настоящее
Меню сайта
Категории раздела
Агропром, сельское хозяйство [82]
Археология [7]
Великая Отечественная война [76]
Военная служба [9]
Военные истории [12]
Возвращение имён [20]
Генеалогия [4]
Георгиевские кавалеры [1]
Герои Советского Союза [19]
Годы революции и гражданской войны [32]
Горячие точки [15]
Госслужба [8]
Депутаты Государственной Думы [5]
Иностранцы в Уржуме [14]
Интересные люди [31]
Исторические, заповедные и памятные места [2]
Исторические справки [21]
История, легенды народов, вера [16]
Комсомольская жизнь [5]
Краеведение и краеведы [23]
Культура и искусство [208]
Лесное хозяйство [18]
Люди науки [42]
Медицина [46]
Монастыри, церкви, часовни [29]
Музеи [16]
Некрополь, некрополистика [4]
Образование [105]
Правопорядок, спецслужбы [46]
Православная страница [91]
Политика [11]
Политические лидеры [82]
Почётные граждане Уржума [32]
Почётные граждане Уржумского района [12]
Почта, марки, открытки [8]
Промыслы, ремёсла [32]
Промышленность, производство, передовики [59]
Революционеры [11]
Реки, озёра, пруды и родники [12]
Сельские поселения [167]
Список лиц, погребенных при церкви [32]
Спорт, туризм [53]
Топонимика, ономастика [7]
Торговля, ярмарки [8]
Транспорт, дороги [9]
Удивительные судьбы [182]
Уржум в прошлом [26]
Уржум в настоящем [18]
Уржум - улицы и дома [1]
Уржумский уезд [36]
Флора и фауна, природа [7]
Разное [1]
[0]
[0]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Образование

Учительница с улицы Школьной
Учительница с улицы Школьной

На улице Школьной де­ревни Русское Тимки­но живет учительница Га­лина Андреевна Холки­на. Много лет отработа­ла в местной школе, мно­го учеников выпустила во взрослую жизнь, воспита­ла собственных детей...
 

Га­лина Андреевна Холки­на

Родилась Галина Андреевна в селе Ральники Малмыжского рай­она 21 января 1940 года. Впрочем, это сейчас село Ральники отно­сится к Малмыжскому району. А раньше, с 1935 года, это был рай­он Шурминский.
На момент ее рождения роди­тели были уже в возрасте. Маме Парасковье Романовне Черных было сорок лет, отец Андрей Ан­дреевич Черных был на девять лет старше жены. Кстати сказать, отец Галины Андреевны был челове­ком по тем временам очень гра­мотным, окончил четыре класса церковно-приходской школы. По­этому работал продавцом, предсе­дателем колхоза.
Мама, наоборот, не умела даже писать и читать, работала в колхозе разнорабочей.
Семья была многодетной. Старший сын Иван был в первые дни войны мобилизован и пропал без вести. Старшая сестра Поли­на, 1926 года рождения, была при­звана в ФЗО, отучившись, работа­ла на заводе в Вятских Полянах. В войну в семье остались сестры Тоня и Галя.
«Спали на ящике с глиной»
- Как началась во­йна, отца взяли в Тру­дармию, - вспомина­ет Галина Андреев­на, - и он пешочком из Ральников, взяв толь­ко самое необходи­мое, ушел в Шурму, где организовалась промартель, своего рода «бытовка» - ре­монтировали обувь, шили одежду для на­селения. Отец зани­мался гончарным ре­меслом, изготовлял посуду из глины. Че­рез некоторое время тем же военным летом мама, без вещей, безо всего, оставив толь­ко что поставленный дом, хозяйство, собралась вслед за ним. Мне было тогда год шесть месяцев, старшей сестричке Тоне лет девять. Меня - в тележку, а она пешочком за мамой. Шли мы так в Шурму сорок километров, с но­чевкой в Лазаревке. В Шурме по­селились в доме, для жилья, впро­чем, пригодном мало. Вот тут и начались все наши мучения...
Даже когда слушаешь рассказ Галины Андреевны о ее трудном детстве, и то пробирает дрожь. А каково было ей, тогда маленькой девочке, все это вытерпеть, пере­жить. Каково было матери знать, что ей нечем сегодня покормить своих дочек, и завтра ничего не изменится. И что должен чувство­вать глава семьи, который работал изо всех сил, но не мог обеспечить свою семью.
Не было огорода, где мож­но посадить хотя бы картошку и худо-бедно прокормиться, не было даже мебели в доме, кото­рый был скорее производствен­ным помещением, вынуждены были спать на ящике с глиной, из которой потом и делалась посу­да... Это, так сказать, внутренние проблемы. А были еще и внешние.
- На Шурминке стояли две мельницы, - продолжает рассказ Галина Андреевна. - И она была тогда довольно полноводной. А дом наш стоял недалеко от реки. И вот, как ливни пойдут, так вся вода на нас! Поток сносил все на своем пути. Отец однажды чуть не утонул. Вода его унесла, где то уже в кустах смог зацепить­ся. Тонула мать, сестренка, чудом остались живы. А еще с мельни­цы к нам приходили по воде кры­сы. И вот мы живем, и они тоже живут вместе с нами... Вот такая была жизнь!
Видимо, кончилось терпение у родителей, и они решили поме­нять место жительства. Сначала жили на съемных квартирах, по­том, кое-как скопив деньги, купи­ли дом в Ешполдино (деревня на правом берегу Шурминки в двух километрах от центра села).
В Ешполдино был колхоз «Но­вая заря», и наша героиня, по тем меркам уже взрослая — 12-13 лет, работала в колхозе.
- Нас, девчонок, много было. И сенокос, и уборка, и ток, и гумно, в общем, полностью работа в колхо­зе летом, осенью - это вот все наше дело. Помню, мы работали в Фе­досимове, на конюшне. Лошадей женщины выводили, а мы, школь­ники, чистили стойла.
«Я выучилась благодаря сестрам...»
В Ешполдино была школа- семилетка. Те, кто после ее окон­чания хотел и, самое главное, мог себе позволить дальнейшее об­учение, шли в Шурму, где была единственная на весь район сред­няя школа.
- Мы с сестрой обе учились в семилетке, - рассказывает Галина Андреевна. - В школе был при­школьный участок. Мы на нем работали, но обедов мы не виде­ли. Видимо, все, что выращивали, сдавали куда-то. Работал буфет, и те, у кого деньги были, покупали булочки, чай. Ребята, чьи родите­ли работали в колхозе, носили обе­ды с собой — молоко, хлеб. Мы с сестрой этой возможности не имели... Тоня окончила семилет­ку, пошла в 8 класс, уже в Шурму. В те годы за обучение платили по 75 рублей за полугодие. Старшая сестра видит, что возможности учиться нет, учиться не стала, по­шла работать. Потом, по-моему, в 1953 или 1954 году, эту плату от­менили, и я закончила десятилет­ку. Я училась за сестер, благодаря тому, что они школу не закончили.
«Я не физик, я гуманитарий»
- В те годы, чтоб поступить в институт, нужны были не день­ги, нужен был стаж, - продолжает рассказ Галина Андреевна. - За­кончив десятилетку, я поехала к старшей сестре Полине в Ново­сибирск. Пришла там в обком ком­сомола и попросила комсомоль­скую путевку на Целину. Со мной очень ответственно побеседова­ли и сказали: а зачем Вам ехать на Целину, здесь, в Новосибирске идет стройка, рабочие руки нуж­ны, вот Вам комсомольская путев­ка, работайте!
Условия показались молодой девушке более чем приемлемые. Судите сами: место в общежитии, бесплатный билет домой во время отпуска. Кроме того, всем, кто ра­ботал по комсомольской путевке, еще и доплата была - 35 процен­тов. Правда, и работа была нелег­кая - помогали каменщикам, но­сили кирпич, раствор и так далее. Таких юных девчонок-комсомолок на стройке было много, рабочие называли их малолетками.
Еще один приятный момент для «малолеток» - комсомоль­ская путевка давала ее обладате­лю возможность поступать в вуз вне конкурса.
- Сколько меня уговаривали, - говорит Галина Андреевна, - по­ступай в институт строительный, поступай в институт железнодо­рожный, поступай в техникум. Нет, нет, нет, это все не для меня. Меня тянет к земле. Я поступала там в сельскохозяйственный ин­ститут. Но поступить не смогла, не сдала физику, честно сказать. Ну не физик я, не математик. Я - гу­манитарий. Так что льготой я не воспользовалась, очень жаль. А вообще, думаю, что работа в Но­восибирске многое мне дала, там было очень интересно.
Комсомольская путевка дает­ся на три года. Галина Андреев­на отработала только два. Неожи­данно умирает ее отец, мать оста­ется одна. Пишет дочери письмо, просит приехать домой. И Галина Андреевна увольняется. Это, кста­ти, было не так-то просто, вопрос пришлось даже ставить на ком­сомольском собрании. Собрание сочло причины уважительными и постановило — отпустить!
Дома Галина Андреевна устра­ивается на работу и поступает на заочное отделение сельхозинсти­тута. Работает сначала воспитате­лем в интернате, потом биологом в школе и учится на агрофаке. По­няв, что работа в школе - не вре­менное занятие, а на всю жизнь, Галина Андреевна переводится на четвертый курс пединститута. А затем еще заканчивает универ­ситет марксизма-ленинизма при Кировском обкоме КПСС, отделе­ние международных отношений.
Никуда отсюда не поеду!
На одном месте Галине Андре­евне усидеть не удалось, наоборот, пришлось попутешествовать— ра­ботала в Лебяжском районе, в Ель­кине, в восьмилетней школе, из Елькина поехала в Немду и вот из Немды — в Русское Тимкино. А приехав сюда решила — нику­да отсюда не поеду!
Приехала в Р. Тимкино Гали­на Андреевна не одна, с мужем Анатолием Григорьевичем, (по­женились еще в Лебяжье), дочкой и мамой. Потом еще родился сын.
Жили сначала в аварийном доме, потом, в семидесятом году, им дали новый, в котором Галина Андреевна живет до сих пор.
Муж умер рано. И Галине Ан­дреевне пришлось одной тянуть семью. Работала в деревенской школе, вела биологию, химию, ге­ографию, историю. Отсюда и вы­шла на пенсию в 1994 году.
«Пишу для себя и для людей»
Как сложится жизнь у челове­ка после выхода на пенсию, зави­сит от самого человека. Кто-то, мо­жет быть, и руки опустит, вырван­ный из привычного ритма жизни...
Галина Андреевна рук не опу­стила, в депрессию не впала. Было у нее любимое занятие — писать стихи и прозу. Стихи посвящала своим детям, внукам. Писала ста­тьи в «Кировскую искру».
Галина Андреевна ходила по деревне, брала интервью у жи­телей. И в результате этой кро­потливой работы получилась книга-сборник «Здесь тоже был фронт», в который вошли биогра­фии 39 тружеников тыла Русско­го Тимкина.
- Вот мое творчество, - кладет на стол свою книгу Галина Андре­евна. - Зачитаю стихотворение, ко­торым начинается книга: «Ни чи­нов, ни регалий, ни званий, и сун­дук не трещит от вещей, только годы рабочего стажа, вот и все, что в копилке твоей...». Тридцать девять биографий. Я обошла каж­дого, поговорила, собрала фото­графии. Потом обратилась к гла­ве района В.В. Силину. И вот с его помощью книга была напечатана к 68-й годовщине Победы. Сейчас из всех 39 тружеников тыла в жи­вых осталось только двое...
- Стихи сейчас я уже не пишу, - продолжает рассказ Галина Ан­дреевна. - Ведь для того, чтобы их писать, нужно вдохновение, надо куда-то ходить, что-то ви­деть, что-то ощущать. А я заня­та домом, огородом. Цветы очень люблю. Летом, осенью я вся в цве­тах! Даже участвовала в качестве цветовода в первом конкурсе «Ве­теранское подворье», стала призе­ром. В тяжкие девяностые и двух­тысячные годы хлев был полон скота - две коровы, свиньи. Сей­час, конечно, ничего этого уже нет. Кот да старый пес, которого я по­добрала, вот и все мое хозяйство... Рукоделием я не занимаюсь, пред­почитаю книги. Вот у меня целая полка: Заболоцкий, Асадов, Пуш­кин, полное собрание Некрасова. Любовь моя поэзия...
«Привет, бабушка Галя!»
Самое большое место в серд­це пожилой женщины занимают, конечно же, дети, внуки, правну­ки. В этом смысле Галина Андре­евна богата.
- У меня двое детей, - с гордо­стью говорит она. - Дочь Светла­на живет в Санкт-Петербурге, вот приехала на недельку ко мне на юбилей, мы его вчера отмечали. Сын Володя, сейчас он дальнобой­щик, живет в Уржуме. Два внука, правнук и правнучка.
В маленьком доме бывает шумно и весело, когда собирают­ся вместе по какому-либо пово­ду все эти милые сердцу пожи­лой женщины люди. А когда, по­гостив, уезжают, воцаряется ти­шина — верная спутница грусти. Но всегда же можно позвонить по телефону, услышать родной голос. А еще помогают фотографии. Вот, они — в альбоме хранятся, а неко­торые, в рамочках, висят на стене. На одной изображен малыш, на­верное, правнук Алеша, а на ра­мочке его рукой старательно вы­ведено: «Привет, бабушка Галя».
Текст и фото С. Коростелёва
Источник: «КИРОВСКАЯ ИСКРА» № 6, 8 февраля 2020 г.
Категория: Образование | Добавил: Георгич (08.02.2020)
Просмотров: 30 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт Свято-Троицкого 
Собора