Уржумская Земля
прошлое и настоящее
Меню сайта
Категории раздела
Агропром, сельское хозяйство [82]
Археология [7]
Великая Отечественная война [77]
Военная служба [11]
Военные истории [12]
Возвращение имён [19]
Генеалогия [4]
Георгиевские кавалеры [1]
Герои Советского Союза [20]
Годы революции и гражданской войны [32]
Горячие точки [15]
Госслужба [8]
Депутаты Государственной Думы [5]
Дети войны [17]
Иностранцы в Уржуме [14]
Интересные люди [33]
Исторические, заповедные и памятные места [2]
Исторические справки [21]
История, легенды народов, вера [16]
Комсомольская жизнь [5]
Краеведение и краеведы [23]
Культура и искусство [208]
Лесное хозяйство [19]
Люди науки [43]
Медицина [47]
Монастыри, церкви, часовни [29]
Музеи [16]
Некрополь, некрополистика [4]
Образование [110]
Правопорядок, спецслужбы [47]
Православная страница [91]
Политика [11]
Политические лидеры [82]
Почётные граждане Уржума [32]
Почётные граждане Уржумского района [12]
Почта, марки, открытки [8]
Промыслы, ремёсла [32]
Промышленность, производство, передовики [60]
Революционеры [11]
Реки, озёра, пруды и родники [12]
Сельские поселения [175]
Список лиц, погребенных при церкви [32]
Спорт, туризм [53]
Топонимика, ономастика [7]
Торговля, ярмарки [8]
Транспорт, дороги [10]
Удивительные судьбы [177]
Уржум в прошлом [26]
Уржум в настоящем [18]
Уржум - улицы и дома [1]
Уржумские корни [2]
Уржумский уезд [36]
Флора и фауна, природа [7]
Разное [1]
[0]
[0]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Политика

ВЫСТРЕЛ В СМОЛЬНОМ: ВОПРОСОВ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОТВЕТОВ
ВЫСТРЕЛ В СМОЛЬНОМ: ВОПРОСОВ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОТВЕТОВ
 
1. Вопрос о терроре
Убийство Кирова 1 декабря 1934 года в массовом сознании считается прологом массовых репрессий в стране. Между тем, в 1990-е годы материалы о репрессиях были рассекречены, и картина выявилась противоречивая. Так, в 1930 г. по 58-й статье было осуждено 208 тыс. чел., в 1931 г. – 180 тыс., в 1932 г. – 142 тыс., в 1933 г. – около 240 тыс., в 1935 г. – 267 тыс., в 1936 г. – 274 тыс., в 1937 г. – 790 тыс., в 1938 г. – 554 тыс. Далее – резкий спад. Количество репрессированных в 1937-38 гг., конечно, больше, чем в предыдущие годы, но не на порядок, и качественного скачка не было. Откуда такой шум? А просто до 1937 г. судили кулаков, нэпманов, служителей церкви, старых интеллигентов и бывших офицеров. Так, в 1930-31 гг. зампред ОГПУ Г. Ягода, начальник особого отдела ОГПУ И. Леплевский, начальник Главпура РККА Я. Гамарник, командующий Украинским военным округом И. Якир и командующий Ленинградским ВО М. Тухачевский инициировали проведение операции «Весна». В её ходе было репрессировано, по подсчётам современных исследователей, не менее 10 тысяч бывших офицеров, в том числе 3 тысячи командиров Красной Армии. В 1932-33 гг., после вмешательства зампреда ОГПУ М. Трилиссера, председателя ГПУ УССР В. Балицкого, наркома К. Ворошилова и Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И. Сталина, многие из уцелевших военспецов были освобождены со снятием судимости (то есть реабилитированы).  По данным Наркомата обороны, в 1937-39 гг. было арестовано 9579 командиров армии (без ВВС и флота), а репрессировано из них 8122 человека. 
Но в 1937-38 гг. стали сажать и расстреливать (по суду) тех, кто сам сажал и расстреливал пачками (по решениям особых троек). «Наших бьют!» - возмутились «дети Арбата». Впрочем, в 1937-38 гг. многие репрессированные подпали под приказ наркома Н.И. Ежова №00447 от 30 июля 1937 г. «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Из 7 категорий 3 -  это находившиеся уже в местах лишения свободы заключённые (большей частью уголовники), которым вменили 58-ю статью. 2 категории – бежавшие из мест лишения свободы. Обязательное условие – наличие судимости, неважно, по какой статье УК РСФСР. Осудили не менее 300 тыс. человек. Разумеется, не из «детей Арбата». 
Что касается массовости репрессий, то в 1930 г. по 58-й статье было осуждено не более 0,14% населения страны (было 147 млн. по переписи 1926 г.), в 1937 г. – до 0,46% (при населении СССР по переписи 1939 г. в 170 млн.). Так что, как писал в своих записках «Глазами человека моего поколения» К. Симонов, он и его друзья никаких массовых репрессий не заметили. (Хотя был на время арестован отчим писателя – военспец.) 
2. Вопрос о террористе
Загадочны мотивы убийцы С.М. Кирова – Леонида Николаева. Часто сейчас говорят о личной мести Кирову за то, что тот был любовником жены террориста, М. Драуле. Но следствие 1934 г. эту любовную связь вообще-то не подтвердило, да и не искало. Зато у Л. Николаева был найден дневник, в котором тот мечтал стать «новым Желябовым» и описывал свою тщательную подготовку к теракту. Один из следователей-чекистов Г. Люшков позднее вспоминал: «Этот случай был фатальным для страны, так же как для партии. Я был тогда в Ленинграде. Я не только непосредственно занимался расследованием убийства Кирова, но и активно принимал участие в публичных процессах и казнях, проводившихся после кировского дела под руководством Ежова…Перед всем миром я могу удостоверить с полной ответственностью, что все эти мнимые заговоры никогда не существовали, и все они были преднамеренно сфабрикованы. Николаев безусловно не принадлежал к группе Зиновьева. Он был ненормальный человек, страдавший манией величия. Он хотел погибнуть, чтобы войти в историю героем. Это явствует из его дневника… Сталин использовал благоприятную возможность, преставившуюся в связи с делом Кирова, для того, чтобы избавиться от этих людей (чекист имел в виду сторонников Троцкого, Зиновьева с Каменевым, Бухарина) посредством фабрикации обширных антисталинских заговоров, шпионских процессов и террористических организаций». Такое видение проблемы и сейчас, пожалуй, остаётся господствующим. Его активно растиражировал Н. Хрущёв. Признание чекиста было бы ценнейшим документом истории, если бы не два «но». Во-первых, комиссар госбезопасности 3-го ранга, начальник Управления НКВД Дальневосточного края Г.С. Люшков в ночь на 13 июня 1938 г. перешёл границу и сдался японцам. Он передал японской стороне секретнейшие данные о советских Вооружённых Силах на Дальнем Востоке, сдал советскую разведагентуру… Да мало ли что ещё могло сообщить второе, после маршала В. Блюхера, лицо на Дальнем Востоке! Свои мемуары о деле Кирова, как документ идеологической войны против СССР, он писал под диктовку своих хозяев, будучи уже офицером японской разведки, готовившим диверсионные группы для заброски в СССР. Люшков был ликвидирован японцами в дни капитуляции Квантунской армии: он слишком много мог сообщить теперь уже советской разведке… И второе «но»: Люшков и тут врал. С августа 1936 г. приказом наркома Г. Ягоды он был начальником УНКВД по Азово-Черноморскому краю, и ни в каких процессах при наркоме Н. Ежове этот будущий японский офицер  не участвовал. 
Жертвами, которых увлек за собой в могилу Л. Николаев, стали и его родные и близкие – мать, сёстры, брат, зятья, М. Драуле и её родные. Всего 10 человек.  В ночь на 10 марта 1935 г. их расстреляли по приговору суда. Возраст репрессированных  женщин в основном был до 37 лет, они были не только женами и сестрами, они были матерями, почти все имели детей. Многие из этих детей были направлены в специальные  приемники.  Других, спасая от возможных репрессий,  усыновили родственники.
Возникает вопрос о невинности некоторых из этих жертв. На следствии они признавали, что Леонид хвастался своим будущим подвигом, показывал им дневник, хотя имя Кирова не прозвучало. Недонесение о подготовке особо тяжкого преступления тогда рассматривалось как соучастие….
3. Вопрос о борцах с террористом.
Следствие велось быстро и кулуарно. К расследованию дела не был допущен даже Секретарь ЦК ВКП(б), председатель Комитета партийного контроля личный посланник И. Сталина  Н. Ежов. Ленинградские чекисты во главе с Ф. Медведем были отстранены от должностей и вскоре осуждены за служебную халатность. Вели дело Г. Люшков и Л. Заковский, в 1938 г. осужденный и расстрелянный за злостную фальсификацию дел. 
Чекистам было что скрывать. Дважды Л. Николаев задерживался охраной Смольного с наганом в кармане и планом маршрутов С.М. Кирова. Он попал на режимный объект, не имея не только пропуска, но и партбилета, который тогда играл роль пропуска. Охрану курировал И. Запорожец, человек из окружения Г. Ягоды, которого начальник УНКВД Ф. Медведь ненавидел и впоследствии назвал соучастником убийства. Во второй раз Николаева освободили по личному указанию Г. Ягоды. 
О Генрихе Григорьевиче вспоминал уже после смерти И. Сталина писатель А. Фадеев. Зимой 1935-36 года он был в гостях у наркома на его даче. Чекисты, сплошь со многими ромбами в петлицах, перепились и клеймили Сталина последними словами и выражали желание «освободить многострадальную страну от тирана». Фадеев сбежал, но его нагнали и сказали, что это была «проверка». 
В 1930 г. проверкой внутри ОГПУ было выявлено, что Г. Ягода сфабриковал свою биографию. Он не вступил в РСДРП в 1907 г., а был анархистом и сидел за неудачное нападение на банк. В РСДРП вступил весной 1917 г. В 1931 г. Ягоду понижали в должности за массовые фальсификации дел против «бывших». 8 мая 1933 г. И. Сталин и В. Молотов разослали циркуляр с протестом против массовых арестов: «Арестовывают все, кому не лень и кто, собственно говоря, не имеет никакого права арестовывать… При таком разгуле практики арестов органы ОГПУ…теряют чувство меры и зачастую проводят аресты без всякого основания, действуя по принципу: сначала арестовать, а потом разобраться». Шла довольно массовая реабилитация осужденных в 1931-33 гг. 15 сентября 1934 г. была учреждена комиссия Политбюро ЦК ВКП (б), куда вошли Л. Каганович, В. Куйбышев и генеральный прокурор И. Акулов, которая занялась расследованием фальсификации дел в ведомстве Ягоды. Уже было подготовлено постановление о пересмотре ряда дел и предании суду фальсификаторов за незаконные методы следствия. Чекистам нужно было встряхнуть страну, чтобы самим уцелеть? Вопрос остаётся без ответа.
А кто был рядом с наркомом? У кого было больше всех ромбов в петлицах? Кадры Дзержинского, старые большевики, при Ягоде были выжаты из ОГПУ-НКВД. Ушли Я. Петерс, М. Кедров, М. Трилиссер, И. Уншлихт, Г. Евдокимов, И. Акулов, А. Артузов. Кто пришёл на смену? В Интернет давно выложены их личные дела. 
Первый зам. наркома Я. Агранов – бывший эсер. В 1937 г. он потребовал арестовать как врагов народа Н.К. Крупскую и Г. Маленкова, «сидящего на кадрах» в аппарате партии. Н. Ежов, видимо, «обалдел» и арестовал самого Агранова.
Второй зам Г. Прокофьев – бывший анархист.  Начальник АХУ И. Островский – бывший эсер. Начальник отдела ЗАГС М. Алиевский – из «Поалей Цион» (боевик-сионист). Оттуда же Г. Рапопорт, комиссар ГБ 3-го ранга. Начальник спецназа НКВД Я. Серебрянский – бывший эсер-максималист. Один из руководителей контрразведки барон Ромуальд  Пиллар фон Пильхау, он же Роман Пиляр (племянник Дзержинского) – бывший меньшевик. Его коллега С. Фирин – то же самое. Начальник милиции Л. Бельский – из Бундаеврейские меньшевики. Начальник оперативного отдела К. Паукер – бывший австрийский унтер. Начальник Экономического отдела Л. Миронов – из Бунда. Зам. начальника Особого отдела (военной контрразведки) И. Сосновский – перевербованный резидент польской разведки, бывший член польской соцпартии (это которую Ю. польский диктатор Пилсудский некогда возглавлял). Начальник Транспортного отдела В. Кишкин – анархист.  И. Запорожец, который «прозевал» теракт Николаева – бывший украинский эсер (проще говоря, петлюровец). Комиссар госбезопасности 3-го ранга (то есть генерал-лейтенант) П. Рудь – из меньшевиков. Глава чекистов Западной Сибири Н. Алексеев – бывший член ЦК эсеров. Белорусский чекист И. Блат – бывший меньшевик. Комиссар госбезопасности 2-го ранга (то есть генерал-полковник) И. Леплевский – из Бунда. Уральских чекистов возглавлял И. Решетов – эсер. Его зам А. Минаев-Цикановский – эсер. Войсками НКВД на Урале командовал бывший украинский эсер И. Бовкун. Комиссар ГБ 1-го ранга (генерал армии) Л. Заковский – бывший анархист. Главный чекист Узбекистана Н. Райский успел побывать и в меньшевиках, и в «Поалей Цион». Главный чекист Украины В. Балицкий – меньшевик, как и его зам З. Кацнельсон (второй зам. В. Карелин был из эсеров). 
И это только самая верхушка! Чекисты любили себя называть карающим мечом партии. Спрашивается, мечом какой партии были кадры Ягоды? Тоже вопрос.  
И пока дело о выстреле в Смольном так же загадочно, как убийства А. Линкольна или братьев Кеннеди: кто стрелял – известно, зачем – Бог весть…
А. Иконников.
Источник: "Кировская искра", №48 от 28 ноября 2015
Категория: Политика | Добавил: Георгич (27.11.2015)
Просмотров: 226 | Теги: Киров Сергей Миронович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт Свято-Троицкого 
Собора