Уржумская Земля
прошлое и настоящее
Меню сайта
Категории раздела
Агропром, сельское хозяйство [82]
Археология [7]
Великая Отечественная война [77]
Военная служба [11]
Военные истории [12]
Возвращение имён [19]
Генеалогия [4]
Георгиевские кавалеры [1]
Герои Советского Союза [20]
Годы революции и гражданской войны [32]
Горячие точки [15]
Госслужба [8]
Депутаты Государственной Думы [5]
Дети войны [17]
Иностранцы в Уржуме [14]
Интересные люди [33]
Исторические, заповедные и памятные места [2]
Исторические справки [21]
История, легенды народов, вера [16]
Комсомольская жизнь [5]
Краеведение и краеведы [23]
Культура и искусство [208]
Лесное хозяйство [19]
Люди науки [43]
Медицина [47]
Монастыри, церкви, часовни [29]
Музеи [16]
Некрополь, некрополистика [4]
Образование [110]
Правопорядок, спецслужбы [47]
Православная страница [91]
Политика [11]
Политические лидеры [82]
Почётные граждане Уржума [32]
Почётные граждане Уржумского района [12]
Почта, марки, открытки [8]
Промыслы, ремёсла [32]
Промышленность, производство, передовики [60]
Революционеры [11]
Реки, озёра, пруды и родники [12]
Сельские поселения [175]
Список лиц, погребенных при церкви [32]
Спорт, туризм [53]
Топонимика, ономастика [7]
Торговля, ярмарки [8]
Транспорт, дороги [10]
Удивительные судьбы [177]
Уржум в прошлом [26]
Уржум в настоящем [18]
Уржум - улицы и дома [1]
Уржумские корни [2]
Уржумский уезд [36]
Флора и фауна, природа [7]
Разное [1]
[0]
[0]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Люди науки

Титов Абрам Евлампиевич, организатор пасек промышленного типа, новатор и изобретатель
Титов Абрам Евлампиевич
(1873-1942)
 
Ничто на свете не исчезает,
пока существует память.
 

А. Е. Титов — организатор пасек промышленного типа, новатор и изобретатель.
 
В истории отечественного пчеловодства особое место занимает Абрам Евлампиевич Титов, с именем которого в нашей стране, как и с именем Рута в США, связано новое направление в развитии пчеловодства, промышленное.
 
Абрам Евлампиевич Титов родился в 1873 г. в деревне “При двух ключах” (Казанцов, Казанцево) расположенном при ключе Студёном  Уржумского уезда Вятской губернии в семье деревенского пасечника. Деревня Казанцево была известна с 1750 г. В 1926 г. было 66 русских дворов с 331 жителем. Имелась начальная школа, закрытая решением РИКа от 28 июля 1970 г., когда осталось всего 5 учеников. Похозяйственные книги 1955 г. фиксируют 51 домовладение с 185 жителями. Фамилии – Казанцев (12), Кунилов (11), Поляков и Фоминых (по 10), Титов и Сухих (по 2), единично – Байков, Бяков, Кореев и Кожевников. На войне погибло 16 только Казанцевых из этой деревни. Деревня в настоящее время не существует и снята с учёта 26.12.2000 Постановлением Кировской областной Думы № 40/222 от 26/12/2000.
 

Топографическая карта расположения д. Казанцево
 
Образование Абрам Евлампиевич получил в Нартасской сельскохозяйственной школе, которой заведовал известный вятский педагог-пчеловод С. К. Краснопёров. Именно он побудил А. Е. Титова заинтересоваться будущим русского пчеловодства, отсталой в царской России отрасли сельского хозяйства.
 
Даже в глухих лесных селениях Вятской губернии энтузиасты пчеловодства И. Е. Шавров, С. К. Краснопёров и другие успешно внедряли рамочные ульи, распространяли передовые приемы через всевозможные курсы, образцовые пасеки, выставки, местную периодическую печать. Вот такие пчеловодные курсы, организованные Краснопёровым при Нартасской сельскохозяйственной школе, где была учебная пасека и мастерские по изготовлению вощины и ульев, посещал уржумский крестьянин Абрам Титов. Способный молодой человек вскоре стал заведовать крупными пасеками местного землевладельца.
 
В 1897 г., когда в Уржумском земстве учредили должность разъездного пчеловода, он занял ее. Деловой и энергичный земский пчеловод давал заказы местным кустарям на дымари, лицевые сетки, кормушки, медогонки, ульи, рамки и снабжал ими пчеловодов, организовал собственную показательную пасеку и обучал на ней крестьян рациональному пчеловодству, на паях купил вальцы Рута и наладил производство искусственной вощины, которую рассылал потом почти во все концы России. Это была самая дешевая в то время вощина.
 
Титов видел, как изменялось, обновлялось и перестраивалось пчеловодство, как охотно тянулись за советами и знаниями люди, понявшие, что без этого теперь уже невозможно успешно вести дело. Но он знал и другое: как далеко вперед ушли американские пчеловоды, о достижениях которых много писали русские пчеловодные журналы.
 

Пасечник. Картина Николая Богатова
 
Смелая, очень смелая мысль поехать в США овладела им. Не остановили вятского крестьянина ни скромные средства, на которые он мог рассчитывать, ни даже незнание иностранного языка. Друзья, горячо разделявшие решение Титова, помогли деньгами.
 
Простившись с женой Прасковьей Филипповной и детьми, Абрам Евлампиевич прямо из Уржума поехал в Петербург к редактору журнала "Вестник иностранной литературы пчеловодства" Г. П. Кандратьеву, наладившему связи со многими зарубежными специалистами.
 
И вот Абрам Евлампиевич в Петербурге у Геннадия Петровича Кандратьева. Редактор «Вестника иностранной литературы пчеловодства», конечно, лучше других знал мировое пчеловодство, особенно американское, был в личной дружбе, поддерживал письменные и деловые связи со многими выдающимися зарубежными пчеловодами. Титов, естественно, надеялся на его помощь.
 
Целый вечер провели они вместе, обсудили цель и маршрут поездки, набросали рекомендательные письма. Кандратьев был поражен начитанностью своего собеседника, его умом, решительностью и высокими устремлениями служить обществу. Ради этого он по доброй воле надолго оставлял семью, хозяйство и один, не зная ни слова по-английски, отправлялся в длительное и небезопасное путешествие. В Титове Геннадий Петрович увидел новый тип русского пчеловода, сформировавшийся благодаря усилиям выдающихся просветителей, к которым по праву можно было отнести и самого Кандратьева.
 
«Я был бесконечно счастлив, — признавался он потом, — что Василий Михайлович Изергин (В. М. Изергин принял от Г. П. Кандратьева редактирование «Вестника иностранной литературы пчеловодства». — И. Ш.) свел меня с Титовым...». Изергин В. М. известный деятель пчеловодства, родился в с. Верхотулье Котельнического уезда Вятской губернии в семье сельского священника. Состоя членом совета Русского общества пчеловодства, Изергин много сделал для распространения в России рационального пчеловодства и, в частности, рамочных ульев.
 
Было решено направить Титова к швейцарцу Э. Бертрану, от которого, по словам Кандратьева, шли лучи «ко всем светилам пчеловодства и по этим лучам к кому угодно доберешься». С рекомендательным письмом Кандратьева в декабре 1902 г. Титов покинул Петербург.
 
Поезд помчал его в Женеву. Впервые оказавшись в чужих краях, Титов не отрывался от окна, мысленно отмечая в увиденном все, что касалось пчеловодства. Судя по многочисленности пасек, пчеловодство занимало не последнее место в сельском хозяйстве этой страны.
 
Знаменитый Эдуард Бертран, редактор швейцарского пчеловодного журнала, известный во всех странах мира как автор классического труда «Уход за пчелами» (в переводе Кандратьева он был издан и в России), встретил Титова приветливо, но с нескрываемым любопытством. Любезный хозяин, объяснявшийся с гостем через переводчика, помог Титову дельными советами, дал точные сведения о лучших американских пасеках, снабдил рекомендательным письмом к Руту, своему большому другу, которого убедительно просил помочь «симпатичному русскому господину». Для Титова это было очень важно, хотя у него в руках были и другие ходатайства и отношения.
 
Не теряя ни минуты, заторопился он во Францию на первый же отходящий в Америку пароход.
 
«Мое путешествие, — сообщал потом Титов в своем первом письме домой, — совершилось благополучно, хотя и не без приключений. 31 января высадился в Нью-Йорке, где пробыл три дня. Завтра буду у Рута».
 
Титов давно мечтал попасть к Амосу Руту (Amos Ives Root) — ведущему пчелопромышленнику США, владевшему не только крупными пасеками, оборудованными по последнему слову науки и техники, но и заводами, где изготовляли ульи и другие первоклассные предметы пчеловодства, завоевавшие мировой рынок. То же настоятельно советовал ему и Бертран.
 

Amos Ives Root (1839-1923)
 
С помощью добровольных переводчиков Титов представился Руту, изложил цель своего приезда. Желание его исполнилось: он был принят в качестве практиканта. Случилось так, что Титову сразу пришлось заняться племенным делом и технологией промышленного матководства.
 
В США разводили пчел итальянской породы, которую считали лучшей. Преимущество итальянок перед местной породой, ранее завезенной переселенцами из Европы, по продуктивности и другим качествам было установлено в самых разных условиях климата и взятка, поэтому золотистые итальянки повсеместно энергично вытесняли темных пчел. Но американцы уже пользовались и помесями, которых получали от скрещивания чистокровных итальянских маток с местными трутнями темной породы. Эти матки давали пчел-полукровок, обладавших по сравнению с чистокровными итальянскими, не говоря уж о местных, очень высокой продуктивностью.
 
На матковыводных пасеках получали улучшенных маток новой так называемой красноклеверной породы, выведенной селекционерами путем отбора и подбора производителей. Эти матки пользовались у пчеловодов особым спросом. Слава о них распространилась далеко за пределы страны. Тысячи маток новой породы экспортировались в Англию, Францию, Германию и другие европейские страны.
 
Американские итальянки, по словам Титова, «ужасно заинтересовали» его. В большом количестве их получали и на матковыводных пасеках-питомниках Рута, где племенное дело было поставлено на научную основу и исключительно большое внимание уделялось подбору и качеству производителей.
 
Титов вскоре отправил по почте в Россию двух маток-итальянок американской селекции. Ему хотелось испытать их на родине, где, как он считал, с породами не все обстояло благополучно. «Нам надо искать лучших, самых продуктивных пчел. Уклоняться от налагаемой обязанности, — писал он, — было бы грешно и, пожалуй, стыдно».
 
Опыт пересылки маток из Америки в Россию был первым и пока единственным в истории пчеловодства. Ему Абрам Евлампиевич придавал особое значение. Он видел, какие масштабы приняла пересылка маток в США, какую выгоду приносило это пчеловодам-промышленникам — и тем, кто их производил, и тем, - кто покупал. В специализации пчеловодных хозяйств, одних — на массовом производстве маток, других, которые потребляли этих маток, — на производстве меда, русский пчеловод усматривал важнейшую особенность промышленного производства США. Без такой специализации он уже не мог себе представить завтрашнего дня пчеловодства России.
 
Матки, посланные в Петербург, в адрес редакции журнала «Вестник иностранной литературы пчеловодства», дошли благополучно. Но Титова все-таки интересовало их состояние после длительной транспортировки, число погибших в пути пчел-проводниц, количество оставшегося несъеденным корма, подсадка в семьи — вопросы очень важные при пересылках вообще, а сверхдальних — особенно.
 
Способ почтовой пересылки маток, которым успешно пользовались американцы, был отработан ими до совершенства. Это касалось не только конструкции пересылочной клеточки — портативной и удобной, в которой было предусмотрено все необходимое для жизни матки в пути. Матку обязательно пересылали вместе с рабочими пчелами. Они ее кормили, в их окружении она чувствовала себя нормально. Матку и пчел снабжали полноценным кормом — канди, в состав которого входил мед и толченый сахар. Довольно густая питательная масса хорошо удерживалась в кормовом отделении. Корма хватало на длительный срок. В России в это время маток по почте продолжали пересылать в небольших семейках на сотах с медом.
 
Клеточка, принесшая славу
Титову не раз приходилось самому упаковывать и отправлять большие партии маток заказчикам в другие штаты и страны и получать в отличном состоянии их из Италии. Кстати, при выписке племенных маток для себя Рут вместе с заказом высылал в Италию свои клеточки, уже заправленные кормом и даже с напечатанными адресами. Это не только ускоряло пересылку, но и устраняло случайности, гарантировало сохранность маток.
 
Но подсадка маток в семьи продолжала оставаться трудоемкой и не всегда надежной. Американские пчеловоды пользовались двумя клеточками: одной цилиндрической, предложенной Стэнлеем, — при выводе маток (в нее помещали зрелый маточник), другой миллеровской — непосредственно для подсадки в гнездо семьи. Переселение матки из одной клеточки в другую, в особенности когда маток было много, требовало очень больших затрат времени и терпения. Случались и неудачи. Титов, работая рядовым пчеловодом на матковыводных пасеках Рута, сам испытал все эти неудобства. Целесообразнее, казалось, совместить клеточку-инкубатор с клеточкой для подсадки. Тогда вышедшую из маточника матку без каких-либо затрат труда можно было бы дать безматочной семье.
 
Такую маточную клеточку и изобрел Абрам Титов. Он сообщил об этом своим соотечественникам в статье «Способ подсаживания маток в безматочные семьи и удобная для этого клеточка», написанной специально для пчеловодов России и опубликованной в «Вестнике иностранной литературы пчеловодства». «Скомбинированная мной клеточка, — писал автор, — была в 1903 г. практически применена на пасеках Рута и К° и найдена самой удобной, и с настоящего 1904 г. на пасеках Рута будут употребляться клеточки только такого устройства».
 

Клеточка Титова
 
Клеточка Титова, как ее стали называть в США, а потом в России и во всем мире, предполагала использование самого распространенного среди американских пчеловодов, надежного и практичного способа подсадки маток с помощью корма. «Я лично применял его минувшим летом на пасеках Рута в нескольких тысячах случаев, — писал Титов, — и потому с совершенной уверенностью могу рекомендовать его русским пчеловодам как один из верных способов подсаживания маток».
 
Сущность этого способа состоит в том, что матку из клеточки в гнездо выпускает не пчеловод, а сами пчелы. Вот как это происходит. Заключенную в клеточку матку вносят в улей и оставляют там до тех пор, пока она не приобретет запаха семьи и пчелы через сетчатые стенки не вступят с ней в контакт. Отверстие в деревянной колодке клеточки заполняют кормовой массой — канди. Пчелы, поедая ее, постепенно очищают отверстие и выпускают матку. Кстати, над своим освобождением трудится и матка. Когда канди остается мало, головка матки встречается с головками пчел, устанавливаются кормовые связи, которые сближают пчел с маткой. Первыми вступают в контакт с ней пчелы с наполненными медовыми желудочками, а они, как известно, спокойнее и миролюбивее обычных. Все это и определяет благополучный прием матки семьей. Если матку в клеточке нужно продержать более суток, то под металлическую пластинку с отверстием подкладывают кусочек мягкой бумаги. Или отверстие с кормом закрывают пластинкой наглухо и только после определенного срока (через два-три дня) открывают доступ пчелам к канди.
 
Изобретение Титова было высоко оценено американскими пчеловодами. «Вот вам простой русский крестьянин!» — восторгался профессор Филлипс, а Рут назвал его одним из самых деятельных и искусных своих пчеловодов.
 
Титову, бесспорно, хотелось, чтобы клеточкой как можно скорее воспользовались пчеловоды России. Сразу же после ее испытания он выслал образец в Вятку в мастерскую пчеловодных принадлежностей для массового изготовления. В том же 1904 г. в русских пчеловодных журналах было напечатано объявление о том, что желающие могут выписать из Вятской губернии «новые маточные клеточки Титова по цене за штуку 15 копеек...».
 
Пчеловоды России получили, как тогда говорили, превосходный «снаряд», который, как известно, не потерял своей ценности до сих пор.
 
Матковыводное дело интересовало Титова и с технологической, и с коммерческой стороны. Он собирал сведения о реализации маток внутри США, рассылке в разные страны мира, выписке их из Европы, изучал организацию торговли, связи поставщиков и потребителей. Опыт американских промышленных матководов был в этом отношении поучительным, и им следовало воспользоваться.
 
Деловые качества Титова позволили Руту уже в конце первого года работы практиканта доверить ему заведование всеми матковыводными пасеками компании. В этой должности он оставался до возвращения на родину.
 
Абрама Евлампиевича очень занимало промышленное медово-товарное пчеловодство, для ознакомления с которым он посетил немало крупных пчеловодных хозяйств и фермерских пасек в Огайо, Калифорнии и других штатах. Он путешествовал по США, как сообщал в одном из писем, «для того, чтобы увидеть разницу в способах ведения там пчел». И несмотря на эту разницу (она определялась медосборными условиями и мастерством пчеловодов), всюду на промышленных пасеках пчел содержали в ульях Рута на рамку Лангстрота.
 
Американские пчелопромышленники считали очень прибыльным делом перевозки пчел по стране. Титову тоже пришлось кочевать с пасеками Рута в далекую Калифорнию и основательно изучить технику перевозки ульев по грунтовым и железным дорогам, в равнинных и горных местностях.
 
Энергия и трудоспособность русского пчеловода казались неисчерпаемыми и вызывали восхищение даже у американцев, людей деловых и предприимчивых. Загруженный до предела на основных работах, он успевал вести наблюдения за цветением растений, взятком, лётом пчел; систематически вел записи, составлял коллекции медов, восков, пчеловодных принадлежностей, литературы. Более сотни сортов меда, воска и их суррогатов насчитывалось в его коллекции. Кроме медов Америки, в нее вошли меда кубинские, ямайские, испанские и другие, которые могли представить научный и познавательный интерес для пчеловодов России. Он собирал материалы для книги об американском пчеловодстве, которую думал написать после возвращения домой.
 
Работая у Рута, который своей деятельностью определил направление развития пчеловодства в США и других, промышленно развитых странах, Титов имел возможность общаться с известными американскими пчеловодами. К. Дадан, Ф. Бентон, Ч. Миллер поддерживали контакты с Рутом и участвовали в важнейших событиях пчеловодной жизни страны. Это обогащало, расширяло границы познаний русского пчеловода и одновременно давало возможность самому рассказать о пчеловодстве своей родины и том подъеме, который оно переживало.
 
На Международном конгрессе пчеловодов, состоявшемся в 1904 г. в США, Титов выступил с большим докладом о пчеловодстве России, который произвел очень сильное впечатление на слушателей.
 
«Мы вообще очень мало знали о способе ведения пчел в самом обширном европейском государстве, — писал А. Рут по поводу сообщения Титова. — Поэтому мы были до крайности удивлены, узнав, что занятие пчеловодством в России вполне доступно... Мистер Титов полагает, что нет во всем мире страны, где бы сбыт меда и воска мог быть так велик и где развитие пчеловодства могло бы достичь таких размеров, как у него на родине».
 
Искренне и горячо верил Абрам Титов в великое будущее пчеловодства России и готовил себя к тому, чтобы сделать для этого все возможное.
 
Более пяти лет пробыл Абрам Евлампиевич за океаном. После возвращения на родину он, естественно, хотел воплотить в жизнь идею перестройки пчеловодства России, придать его развитию промышленный характер. Наиболее подходящим краем для создания крупных коммерческих пчеловодных хозяйств и внедрения промышленных методов ухода за пчелами представлялась ему юго-западная часть страны.
 
Действительно, этот край исстари славился медом и воском, изобиловал пчелами и по праву считался колыбелью русского пчеловодства. Мягкий климат, богатая медоносная растительность, множество садовых культур, белой акации, каштана, просторы многоцветных заливных лугов по Днепру, Припяти и другим рекам — все это благоприятствовало занятию пчеловодством. Правда, со времени седой старины природные условия немало изменились. Однако медоносные угодья были еще достаточно велики, и при умелой организации производства, как полагал Титов, можно было рассчитывать на получение большого количества продукции.


Губернский инструктор
В апреле 1908 г. А. Е. Титов принял должность киевского губернского инструктора по пчеловодству. На пасеках губернии примерно четверть ульев были рамочными, в основном системы Левицкого и Дадана, что по тому времени считалось немалым достижением. В отдаленных же от центральной России районах по-прежнему безраздельно господствовала дуплянка. Хотя появились уже крупные помещичьи пасеки, пчеловодство продолжало оставаться побочным занятием при натуральном крестьянском хозяйстве и носило чисто любительский характер. На него смотрели как на подспорье, дополнительный источник продуктов питания и занимались с пчелами только в свободное от основных работ время.
 
Однако Титов считал, что, кроме назначения быть подсобной отраслью в крестьянском хозяйстве, пчеловодство в России должно развиваться в промышленном направлении и занять важное место в сельском хозяйстве страны, тем более что оно не требует больших затрат и быстро их окупает. Это был уже принципиально иной подход к вопросу. «Пчеловодство при умелом его ведении, — писал Абрам Евлампиевич, — по праву можно считать самой выгодной и доходной отраслью сельского хозяйства. Ни одно земледельческое или какое-либо другое занятие при одинаковых затратах труда, времени и капитала не может дать такого дохода, какой дает пчеловодство».
 
Пчеловоды Киевской губернии постепенно начали объединяться и совместно направлять свои усилия на улучшение пчеловодного промысла. Правда, такие общества, членами которых состояли в основном небогатые крестьяне, нуждались первое время в материальной помощи, и им выделяли инвентарь, образцы рамочных ульев, вальцы для изготовления вощины, медогонки. При обществах основывались показательные пасеки.
 
В сентябре 1909 г. Абрам Евлампиевич участвовал в конгрессе пчеловодов Болгарии и был приятно поражен хорошо налаженной пчеловодной кооперацией. В стране насчитывалось более 30 пчеловодных товариществ, объединенных в центральное общество. Это был еще один убедительный пример того, что успехи возможны лишь в результате совместных, солидарных действий, а не в одиночку.
 
К 1912 г. кооперативное движение пчеловодов, которое возглавил Титов в Киевской губернии, приняло довольно широкий размах. Девять обществ объединяло Киевское центральное общество пчеловодов. Оно приобрело большое число пчелиных семей и продавало их пчеловодам, взяло в свои руки заготовку меда и воска, распространяло прогрессивные приемы пчеловодства, снабжало пчеловодов пасечными принадлежностями.
 
Создание обществ пчеловодов помогло киевскому губернскому инструктору перейти к еще одному очень важному давно задуманному им делу — устройству промышленных пасек и в первую очередь пасек-питомников, которые поставляли бы хороших маток пчеловодам-практикам.
 
В то время селекция пчел почти не применялась. Русские пчеловоды в большинстве своем и понятия не имели о том, что в пчеловодстве тоже следует подбирать производителей, как и для получения потомства от других сельскохозяйственных животных. Зарубежные пчеловоды работали в этом направлении и неопровержимо доказали, какое громадное значение для увеличения доходности пасек имеет подбор родительских пар. Общие законы наследственности, действующие в животном и растительном мире, неоспоримы и для пчел.
 
Пасек-питомников в России не было. По предложению Титова, в 1911 г. Киевское губернское земство ассигновало на устройство матковыводного питомника довольно значительную сумму — 1204 рубля. Основали его в селе Борщаговке, купив 30 семей пчел. Для создания племенного ядра выписали чистокровных маток итальянской и кавказской пород. В том же году при непосредственном участии Абрама Евлампиевича, отлично владевшего матковыводным делом, от них искусственным способом вывели маток.
 
Весной 1912 г. пасеку-питомник перевели в более удобное место — в Волошско-Мехеринецкую сельскохозяйственную школу, неподалеку от Казатина. Первый в нашей стране матковыводной питомник положил начало промышленному матководству.
 
Придавая экономике хозяйства особое значение, Титов решил ознакомиться с медовым рынком России и побывал в Москве, Петербурге, Рыбинске, Нижнем Новгороде, Выборге и других крупных торговых центрах. Он сразу увидел, что мед на рынках пользуется большим спросом, однако из-за неумения придать продукции товарный вид даже и при высоком качестве пчеловоды теряли почти половину ее стоимости. Продавцы не знали, как подготавливать мед к продаже и придавать ему привлекательный вид, как применять рекламу и расширять контингент покупателей, иначе говоря, им следовало научиться торговать. Только тогда сбыт продуктов будет выгоден для производителя их.
 
Главную роль в этом, по мысли Абрама Евлампиевича, должны сыграть общества пчеловодов, пчеловодные товарищества, артели, компании. Если они настойчиво и умело возьмутся за дело, то судьба медового рынка окажется в руках самих пчеловодов.
 
Идею создания промышленного пчеловодства Титов настойчиво проводил на страницах журнала «Пчеловодный мир», который сам издавал и редактировал.
 
Русская пчеловодная периодическая печать была в то время (первый номер журнала «Пчеловодный мир» вышел в январе 1910 г.) довольно обширной — издавалось около десяти журналов. Потребность в ней пчеловодов, осваивающих рациональные приемы ухода за пчелами, была очень большой. Однако в выходящих журналах и книгах такие важнейшие вопросы, как развитие промышленного пчеловодства и пчеловодной кооперации, не ставились, а если и затрагивались, то поверхностно.
 
С первого номера журнала Титов повел курс практического пчеловодства. Он привлек к сотрудничеству выдающихся русских пчеловодов: А. С. Буткевича, П. Л. Снежневского, И. И. Кораблева, Н. Н. Брюханенко и других, разделявших взгляды издателя и направление журнала.
 
Поражает широта деятельности губернского инструктора. Это и организация общества пчеловодства, и открытие школьных и образцовых пасек, и чтение лекций на пчеловодных курсах, и беседы в школах, волостных правлениях, сборных избах, на пасеках, где порой собиралось до двухсот человек. Кроме того, он участвовал в сельскохозяйственных выставках, посещал пчеловодов, выступал со статьями в земской газете, редактировал журнал. Вся эта созидательная работа и пропаганда основ рационального и промышленного пчеловодства требовали исключительной энергии, свежести мыслей, настойчивости.
 
За время мировой и гражданской войн пчеловодству, как и экономике всей страны, был нанесен урон. Но молодая советская республика в условиях жесточайшей разрухи и голода героическим усилием всего народа стала восстанавливать свое хозяйство.
 
Огромного труда стоило возродить пчеловодство, заново создать общества, товарищества, союзы, открыть мастерские по производству ульев, инвентаря и вощины, наладить просветительную работу среди пчеловодов.


В редакции «Пчеловодного дела»
В начале 1921 г. Абрам Евлампиевич Титов (с 1920 по 1928 гг.)  был назначен заведующим Измайловской опытной пасекой - старейшим пчеловодным центром России, где даже в те трудные годы не прекращалась научно-исследовательская и производственная работа.
 
Пчеловоды страны испытывали огромную потребность в централизованном руководстве, и в первую очередь в печатном органе, который помог бы им восстановить связи, наладить сотрудничество, объединиться, без чего невозможна организация совместной коллективной работы. Эту необходимость остро ощущал и Титов. «Наша первоочередная задача, — говорил он, — издавать небольшой бюллетень, посвященный деятельности Измайловской пасеки, в процессе подготовительной работы показалась нам слишком узкой. Русские пчеловоды нуждались в своем органе, и мы остались бы в долгу перед ними, если бы не использовали всех возможностей для того, чтобы такой орган создать».
 
В октябре 1921 г. вышел первый номер журнала «Пчеловодное дело», ставшего центральным органом пчеловодов. Издавали его Измайловская опытная пасека и Московское общество сельского хозяйства. Журнал включал материалы научно-исследовательского и практического характера, рассказывал о пчеловодной учебе и передовом опыте. Редактором его был А. Е. Титов. К работе в журнале ему удалось привлечь Г. А. Кожевникова, Н. М. Кулагина, И. А. Каблукова, А. С. Буткевича, А. С. Михайлова и других видных ученых.
 
 
С первых же номеров журнал ставил важные организационные вопросы, освещал острые проблемы теоретического и практического пчеловодства, или, как говорил его редактор, отражал «пчеловодную жизнь и пчеловодное дело в их важнейших проявлениях». Он оказал сильнейшее влияние на развитие пчеловодства страны.
 
С еще большей силой зазвучал призыв А. Е. Титова к объединению пчеловодов — организации обществ, товариществ, кооперативов. Кооперации в это время отводилась первоочередная роль в восстановлении и развитии народного хозяйства страны, в том числе и пчеловодства. Титов выдвинул программу пчеловодной кооперации и фактически возглавил это движение.
 
На основе кооперативного плана В. И. Ленина пчеловодная кооперация росла, развивалась и крепла. К 1926 г. в стране работало 878 пчеловодных организаций — артелей, товариществ, секций, союзов, обществ. В РСФСР создали Всероссийский союз пчеловодной кооперации — Пчеловодсоюз. Возглавляемый Титовым журнал «Пчеловодное дело» стал его органом. Он первым с 1922 г. использовал центральное радиовещание для распространения пчеловодных знаний.
 
В 20-е годы в стране уже появились коммуны, совхозы и другие коллективы, которые производили различную сельскохозяйственную продукцию. А. Е. Титов считал, что они должны заниматься и пчеловодством. Он одним из первых высказал эту мысль в докладе «О состоянии и нуждах пчеловодства СССР» на Всесоюзном совещании кооперативных пчеловодных организаций в 1925 г. С началом коллективизации сельского хозяйства пчеловодство настоятельно рекомендовалось и колхозам. Предполагалось иметь в них крупные, рентабельные, примерные для пчеловодов-любителей пасеки, где будут находить применение достижения науки и практики. Таким видел будущее общественного пчеловодства Титов — один из его организаторов.
Категория: Люди науки | Добавил: Георгич (27.12.2016)
Просмотров: 1043 | Теги: Титов, пчеловодство | Рейтинг: 4.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт Свято-Троицкого 
Собора