Уржумская Земля
прошлое и настоящее
Меню сайта
Категории раздела
Агропром, сельское хозяйство [82]
Археология [7]
Великая Отечественная война [76]
Военная служба [9]
Военные истории [12]
Возвращение имён [20]
Генеалогия [4]
Георгиевские кавалеры [1]
Герои Советского Союза [19]
Годы революции и гражданской войны [32]
Горячие точки [15]
Госслужба [8]
Депутаты Государственной Думы [5]
Иностранцы в Уржуме [14]
Интересные люди [31]
Исторические, заповедные и памятные места [2]
Исторические справки [21]
История, легенды народов, вера [16]
Комсомольская жизнь [5]
Краеведение и краеведы [23]
Культура и искусство [208]
Лесное хозяйство [18]
Люди науки [42]
Медицина [46]
Монастыри, церкви, часовни [29]
Музеи [16]
Некрополь, некрополистика [4]
Образование [105]
Правопорядок, спецслужбы [46]
Православная страница [91]
Политика [11]
Политические лидеры [82]
Почётные граждане Уржума [32]
Почётные граждане Уржумского района [12]
Почта, марки, открытки [8]
Промыслы, ремёсла [32]
Промышленность, производство, передовики [59]
Революционеры [11]
Реки, озёра, пруды и родники [12]
Сельские поселения [167]
Список лиц, погребенных при церкви [32]
Спорт, туризм [53]
Топонимика, ономастика [7]
Торговля, ярмарки [8]
Транспорт, дороги [9]
Удивительные судьбы [182]
Уржум в прошлом [26]
Уржум в настоящем [18]
Уржум - улицы и дома [1]
Уржумский уезд [36]
Флора и фауна, природа [7]
Разное [1]
[0]
[0]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Люди науки

Садовод М. Н. Русских

Садовод М. Н. Русских

Почти 40 лет своей жизни проработал в Уржуме садовод-любитель, селекционер-опытник и просто энтузиаст своего дела Михаил Никандрович Русских. Именно проработал, а не просто прожил, потому что труд был смыслом его жизни, его насущной потребностью, как вода и воздух.

Михаил Никандрович Русских родился в 1895 году в крестьянской семье в деревне Меркуши Мари-Биляморской волости Уржумского уезда Вятской губернии. В 1905 году окончил церковно-приходскую школу, до 1912 года жил в деревне. Нелегкий крестьянский труд с детства был ему знаком. В 18 лет пешком, обутый в лапти, пришел в Казань и до 1916 года работал в торговых лавках у купцов Казани. Казань очень любил, прожитые там годы вспоминал тепло и всю жизнь старался лишний раз побывать в этом городе. В 1916 году был мобилизован в армию, служил в Казани, затем — на юго-западном фронте в качестве рядового до конца первой мировой войны. В 1920-21 гг. учился в подготовительной группе при Вятском педагогическом институте, агробиологическое отделение которого окончил в 1925 году. С этого года началась преподавательская работа М. Н. Русских сначала в Унинской школе, затем (до 1930 года) в Шурминской школе крестьянской молодежи он преподавал естествознание и географию.

Все свободное от занятий в школе время Михаил Никандрович посвящал выращиванию плодово-ягодных и овощных культур, при школе создал передовое учебное теплично-парниковое хозяйство.

С 1930 года М. Н. Русских работает в Уржумском педагогическом техникуме, где также организует учебное парниковое хозяйство, успешно выращивая овощи и получая высокие урожаи.

С 1938 года до выхода на пенсию в 1958 году М. Н. Русских работает в Уржумской фельдшерской школе, преподавая химию и биологию.

В 1937 году он купил в Уржуме дом и создал усадьбу, где и продолжил работу по выращиванию плодово-ягодных и овощных культур, отдавая ей максимум времени и энергии.

С 1925 года более 25 лет вел Михаил Никандрович исследовательскую опытническую работу по освоению культуры томатов. Проанализировав свойства самых различных сортов томатов в условиях не слишком благоприятного для них климата Кировской области (в 1952 году, как пишет «Кировская искра» от 21.08.52, «на его усадьбе произрастало 45 сортов томатов») Михаил Никандрович отобрал наиболее урожайные и не требовательные к уходу сорта. Было проверено около 200 сортов - работа проделана огромная. Каждый сорт требовал наблюдения, записей учета урожая и т. д. Селекционные научные учреждения, с которыми М. Н. Русских вел обширную переписку (Грибовская овощная селекционная станция, Всесоюзный институт растениеводства, Плодово-овощной институт им. Мичурина) охотно помогали ему, снабжая селекционными новинками, так как ежегодно получали из Уржума подробные отчеты о проверке сортов.

В итоге были отобраны лучшие для разведения в местном климате сорта: «Грунтовый Грибовский», «Штамбовый Алпатьева» и ряд Пушкинских сортов.

На своей усадьбе М. Н. Русских получал в пересчете на гектар более 500 центнеров.

В колхозах «Прожектор» и «Аврора» эти сорта также дали прекрасный урожай и через школы и население были быстро внедрены в практику, полностью вытеснив все старые сорта с продолжительным вегетационным периодом.

Обобщив опыт, накопленный при работе с томатами, Михаил Никандрович сделал некоторые теоретические выводы, которые легли в основу разработанной им методики культивирования южных культур в условиях севера. Главный принцип этой методики: «задерживай рост - ускоришь развитие».

Результаты своей работы и суть этой методики он изложил в брошюре и сдал её в Кировское издательство к печати. Рукопись просматривал заведующий лабораторией Пушкинской базы Всесоюзного института растениеводства В. Красочкин, дал высокую оценку и энтузиазму М. Русских при внедрении ценной культуры томатов в Кировской области, и самой брошюре, считая её очень полезной для популяризации томатов.

Но работу опубликовать все же не удалось. И хотя разработанная Михаилом Никандровичем агротехника по выращиванию томатов с успехом применялась в колхозах Уржумского района, но брошюра «Как выращивать скороспелые и холодостойкие сорта томатов в Кировской области», так и не вышла в свет, ограничились лишь распространением его опыта.

Для М. Н. Русских было очень важно, чтобы все ценные сведения и наблюдения, полученные в результате многолетнего труда, весь накопленный опыт не оставались только его личным достоянием. Он публиковал в местной и областной газетах всевозможные советы и сведения о выращивании томатов и даже об их заготовке в домашних условиях. Он ежегодно оказывал практическую помощь колхозам района и подсобным хозяйствам в развитии овощеводства. Постоянно читал лекции для колхозников и городского населения. С целью пополнения своих знаний и передачи опыта он поддерживал постоянные связи с виднейшими специалистами страны и лю6ителями растениеводства области (М. Лисавенко, П. Яковлев, А. Борисоглебский, И. Мочалов, В. Мосолов, О. Мятковский, А. Рудницкий, И. Толмачев и др.).

Много внимания уделял М. Н. Русских выращиванию яблонь, малины, крыжовника. Выписывая посадочный материал из разных мест нашей страны, он высадил в саду более 50 сортов яблоней, выращивал яблони из семян, вырастил сеянец с прекрасными свойствами, ценность которого признавали и кировские садоводы, и директор Уржумского плодопитомника.

При содействии селекционных учреждений Мичурина, Алтая и другие городов за несколько лет в усадьбе было высажено более 60 сортов кустарников. Михаил Никандрович сделал вывод, что наиболее перспективным кустарником в местном климате является черная смородина, а лучшим сортом для Кировской области он считал «Память Мичурина».

Начиная с 50 годов, Михаил Никандрович все внимание сосредоточил на размножении и распространении «Памяти Мичурина». Только в колхоз «Красный Октябрь» Кумёнского района, с председателем которого его связывала взаимная симпатия и дружба, в течении трех лет было отправлено 3750 кустиков и 1000 черенков смородины. Увлекшийся распространением этого сорта, П. А. Прозоров мечтал довести площадь сада под смородиной до 30 гектаров.

На посадочный материал этого сорта создался огромный спрос, а поскольку сорт впервые пошел в практику из усадьбы Русских, садоводы в весеннее и осеннее время буквально осаждали его, желая получить хотя бы по 2-3 кустика. Приезжали из Кирова и других городов, посылали письма с просьбами о посылке, звонили и т. д. Удовлетворить такой спрос было почти невозможно. Михаил Никандрович делал все, что было в его силах, посылая кустики в разные города от Иркутска до Тбилиси, но он пытался привлечь и местные организации, например, несколько раз отпускал черенки питомнику и неоднократно (и безрезультатно) обращался в райисполком с просьбой вынести решение, которое способствовало бы распространению этого сорта.

Имея переписку и тесные связи с НИИ садоводства в г. Мичуринске, М. Н. Русских направлял туда подробные сведения о саде и о проводимой им работе. По предложению селекционера И. А. Толмачева, он стал размножать смородину сорта «Память Мичурина» семенами, вырастив 5000 сеянцев. Один куст из 5000 сразу привлек его внимание - он первым начинал зеленеть весной и почки у него были розоватого цвета, а не зеленые, как у всех других. Почти все выращенные, кусты он отдал колхозу деревни Буйский Перевоз и Андреевскому спиртзаводу, а около 200 сеянцев оставил на усадьбе и стал особо наблюдать за необычным кустом. Почти десятилетние наблюдения показали, что по некоторым качествам сеянец превосходит «Память Мичурина» - ягоды его очень крупные (если обычный куст давал примерно 3 кг ягод, с сеянца снималось до 7,2 кг.), очень долго не осыпались, держались даже когда листья осенью желтели и опадали. Михаил Никандрович размножил его. В 1961 году в саду росло полтора десятка таких кустов. Он хотел, чтобы сорт получил наименование и был распространен по садоводствам. В 1965-67 гг. кустики сеянца, именуемые «сеянец Русских», были отправлены на Малмыжский госсортоучасток, в Горьковскую государственную сельскохозяйственную опытную станцию, Иркутскую областную сельскохозяйственную станцию, в научно-исследовательский зональный институт садоводства нечерноземной полосы. Повсюду сеянец высажен на участках сортоизучения. Последнее упоминание в документах М. Н. Русских о своем сорте от 1971 года. Из Горького и Мичуринска сообщали, что сеянец хорошо развит, ягоды ранние прирост хороший и т. д. Предполагалось проводить наблюдения еще не менее пяти лет.

Михаил Никандрович был активным сторонником и участником закладки садов в колхозах, при заводах и различных организациях, убеждал руководство этих организаций в целесообразности подсобных хозяйств и принимал горячее участие в их создании. Убедить удавалось во многом потому, что он имел возможность демонстрировать собственные достижения на усадьбе. Он был инициатором и непосредственным участником закладки в 1951 году самого большого по площади сада (10 га) при уржумском пищекомбинате у Белой речки (директором был Михалев Д. М.). Сад был заложен за одну осень и в последующие годы при директоре Кальсине И. М. еще расширялся. В этом же году был заложен сад в 2 га при уржумском ликеро-водочном заводе (директор Григорьева К. П.). Затем М. Н. Русских из выращенного посадочного материала заложил сад при детдоме им. Пирогова (директор Бусыгина А. И.). На площади около 1 га удалось заложить сад при уржумском ресторане совместно с директором Березкиным Н. Т.

Несколько лет вел Михаил Никандрович подготовительную работу, чтобы организовать в Уржуме плодово-ягодный питомник, выступал по этому вопросу на выездной сессии Академии сельскохозяйственных наук в Кирове в 1947 г., после чего вице-президент ВАСХНИЛ академик Мосолов В. П.. проводивший сессию, посетил усадьбу уржумского садовода и пообещал помочь в организации питомника. И действительно, смета питомника была утверждена быстро.

В 1954 году М. Н. Русских был утвержден уржумским райисполкомом участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. Выставочный комитет в Москве наградил его серебряной и бронзовой медалями и выдал свидетельства.

Площадь усадьбы М. Н. Русских вместе с застройкой составляла 36 соток, всю жизнь он проработал там один. Вставал в 4-5 часов утра и работал весь день дотемна, делая перерыв для короткого дневного сна. Работал исступленно, вкладывая всю душу. В большом саду царили гармония и порядок: нигде ни сорняка, земля взрыхленная, кусты и деревья ухожены. Поливать сад было очень трудно: ни водопровода в доме, ни колонки поблизости не было. Приходилось собирать буквально каждую каплю дождевой воды. Вдоль крыши дома и всех хозяйственных построек были протянуты водосточные желоба и поставлены емкости. А за питьевой водой приходилось спускаться под гору, к реке Шинерке, где был колодец, и, поднимаясь, преодолевать более 100 крутых ступенек. Неоднократно обращался Михаил Никандрович к местным властям с просьбой о строительстве ветки водопровода для квартала по ул. Елкина, расположенного у горы, но безрезультатно. Да еще и завистливые обыватели писали возмущенные письма, что Русских занимает своим садом слишком большую территорию, получает слишком большие доходы и т. д. А ведь никто из писавших не умел и не хотел работать так, как умёл он...

В 1947 году райисполком вынес решение признать усадьбу опытно-показательной и использовать для наглядной агитации практических достижений. В те времена, когда не было пришкольных участков и они только начинали создаваться, очень часто в сад к Михаилу Никандровичу приходили целые экскурсии учащихся во главе с учителями-биологами.

А в 1950 году райисполкомом было вынесено решение отобрать половину усадьбы под застройку... Михаил Никандрович настаивал на проверке его работы, на осмотре усадьбы комиссиями. По результатам проверки решение о застройке было отодвинуто - велика была общественная польза, приносимая трудолюбивым садоводом. К тому же помог академик А. Н. Рудницкий, направивший письмо в уржумский горсовет.

Увы, завистники не оставляли его в покое. Жалобы (в сущности, жаловаться можно было лишь на его трудолюбие) продолжали поступать. В очередной - раз встает вопрос о ликвидации части усадьбы под застройку, Возраст Михаила Никандровича уже приближался к 70-ти годам, работать в одиночку на территории 25 соток, не имея воды для полива, ему было трудновато. Но и согласиться с уничтожением сада он не мог. Вот что он пишет в сельскохозяйственную инспекцию

райисполкома в декабре 1961 года: «Усадьба по богатству селекционного материала, особенно кустарниковых пород, является единственной усадьбой в области. За плечами большой практический опыт, связи с садоводами и непреодолимое желание продолжать работу... Если райисполком найдет нужным в третий раз обсудить вопрос о моей работе в занимаемой усадьбе, то я надеюсь, что будет найдено более разумное решение по использованию моих зеленых питомцев, моего опыта и моего посильного участия в любимом деле».

Разрушение усадьбы на этот раз удалось предотвратить только благодаря заступничеству депутата Верховного Совета РСФСР П. А. Прозорова: он написал обстоятельное письмо председателю Кировского облисполкома Объедкову, в котором просил оградить сад-питомник Русских от всяких посягательств. В то время усадьбу не ликвидировали, но и применения опыту садовода не нашли.

В 1968 году Михаил Никандрович продал дом и, получив кооперативную квартиру, переехал в Вятские Поляны, где и жил до конца дней своих. Ему было уже 72 года, но он продолжил работу на участке размером в 3 сотки помогал колхозам, средним школам и частным лицам выращивать и распространять черную смородину.

Городские власти Уржума никогда не испытывали к М Н. Русских большой симпатии: уж очень он выделялся из общего ряда, слишком хорошо умел трудиться и болезненно реагировал на бесхозяйственность и безалаберность, столь свойственные советской системе ведения хозяйства.

Сразу после отъезда М. Н. Русских его усадьбу уничтожили. Городское начальство построило там для себя дома.

Вот что сказано о его усадьбе в сборнике «Сады России» (М., «Советская Россия», 1969, ст. 162)... «Исключительно ценной маточной базой для развития северного плодоводства является приусадебный сад опытника-мичуринца, учителя-пенсионера Михаила Никандровича Русских в городе Уржуме. Он поставил перед собой задачу: собрать в своем саду и изучить все местные сорта плодовых и ягодных культур, сохранить затерявшиеся ценные сорта, выведенные местными опытниками-садоводами, и распространить лучшие из них среди населения. В саду М. Н. Русских растут 44 сорта яблонь, десятки сортов черной, белой, краской смородины и крыжовника... По инициативе Русских в Уржуме в 1949 году был создан государственный плодовый питомник. В нем выращивали саженцы плодовых и ягодных культур с помощью маточно-черенковой базы приусадебного сада Русских.

В обширной коллекции ягодников Русских выделяется очень ценный по урожайности, зимостойкости и качеству местный сорт крыжовника и два сорта крупноплодной черной смородины с хорошим вкусом ягод» и т. д., и т. п.

Михаил Никандрович имел веселый, общительный характер, отличался большой энергией, независимостью суждений, разносторонностью интересов. Интересовался политикой, историей, собрал огромную библиотеку художественной и научной литературы (более 4000 томов). За какое бы дело он ни брался, ему все удавалось: будь то фотография или столярные работы, приготовление замечательного вина (его он делал из всех сортов ягод, имевшихся в саду, любил всех угощать, но почти не пробовал сам) или починка мотоцикла.

За годы работы преподавателем приобрел множество друзей среди своих учеников, переписка и дружба со многими из них продолжалась всю жизнь. «За что вы любили Михаила Никандровича?» - спрашивали мы у его бывших учеников. - «За доброту, юмор справедливость. И за трудолюбие» — отвечали они. Даже нешаблонная запись в его трудовой книжке подтверждает это: «За успехи в работе и ЛЮБОВНОЕ отношение к воспитанию подрастающего поколения вынести благодарность»... Действительно, Михаил Никандрович любил своих учеников. Очень любил он детей (не умел вести себя с ними строго), был восторженным отцом, а позже—заботливым дедом.

И трудился, трудился... Однажды, когда Михаил Никандрович уже искал покупателя на свою усадьбу, один из них, осмотрев хозяйство, пробурчал: «Ну, Вы тут как помещик...» Михаил Никандрович расстроился, долго вздыхал и качал головой, повторяя: «Помещик, помещик... на помещика столько крестьян работало, а я-то ведь один...».

Последний раз Михаил Никандрович побывал в Уржуме на праздновании 50-летия медицинского училища, где преподавал 20 лет. К нему очень тепло отнеслись, выбрали в президиум, угощали, вспоминали, как весело шутил он в давние годы, как помогал своим ученикам...

Умер он в январе 1984 года.

Хотелось бы, чтобы Уржум помнил о нем.

Почти все документы после смерти М. Н. Русских были сданы в государственный архив Кировской области (фонд Р-129, архивная опись №1). Статья написана на основании домашнего архива и гос. архива Кировской области.

Г. СЕМЕНОВА.

М. КОВАЛЕВА.

Галина Михайловна Семенова — дочь, Марина Юрьевна Ковалева — внучка известного уржумского плодоовощевода Михаила Никандровича Русских. 

Источник: “Уржумская старина”, № 1-2(7), январь-апрель 1992 года, с. 27-32.

Категория: Люди науки | Добавил: Георгич (15.08.2017)
Просмотров: 359 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт Свято-Троицкого 
Собора