Уржумская Земля
прошлое и настоящее
Меню сайта
Категории раздела
Агропром, сельское хозяйство [82]
Археология [7]
Великая Отечественная война [76]
Военная служба [9]
Военные истории [12]
Возвращение имён [20]
Генеалогия [4]
Георгиевские кавалеры [1]
Герои Советского Союза [19]
Годы революции и гражданской войны [32]
Горячие точки [15]
Госслужба [8]
Депутаты Государственной Думы [5]
Иностранцы в Уржуме [14]
Интересные люди [31]
Исторические, заповедные и памятные места [2]
Исторические справки [21]
История, легенды народов, вера [16]
Комсомольская жизнь [5]
Краеведение и краеведы [23]
Культура и искусство [208]
Лесное хозяйство [18]
Люди науки [42]
Медицина [46]
Монастыри, церкви, часовни [29]
Музеи [16]
Некрополь, некрополистика [4]
Образование [105]
Правопорядок, спецслужбы [46]
Православная страница [91]
Политика [11]
Политические лидеры [82]
Почётные граждане Уржума [32]
Почётные граждане Уржумского района [12]
Почта, марки, открытки [8]
Промыслы, ремёсла [32]
Промышленность, производство, передовики [59]
Революционеры [11]
Реки, озёра, пруды и родники [12]
Сельские поселения [167]
Список лиц, погребенных при церкви [32]
Спорт, туризм [53]
Топонимика, ономастика [7]
Торговля, ярмарки [8]
Транспорт, дороги [9]
Удивительные судьбы [182]
Уржум в прошлом [26]
Уржум в настоящем [18]
Уржум - улицы и дома [1]
Уржумский уезд [36]
Флора и фауна, природа [7]
Разное [1]
[0]
[0]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » История, легенды народов, вера

К истории расселения татар-мусульман в юго-восточных городах и уездах Вятской губернии

К истории расселения татар-мусульман
в юго-восточных городах и уездах Вятской губернии

На основе разнохарактерного материала исторических источников в статье рассматривается история городов юго-восточной части Вятской губернии: Елабуги, Сарапула, Малмыжа и Уржума. Исследуются причины их возникновения и последующая судьба до начала XX в. Автором обосновывается мысль о необходимости изучения этих городов как единого исторического, географического и экономического пространства в силу их специфического национального состава и месторасположения. Анализируются также процессы миграции татар с территории бывшего Казанского ханства в юго-восточные земли Вятского края, где они со временем превратились в оседлое население, в том числе городское. Предпринимается попытка определения численности мусульманского населения в Елабужском, Малмыжском, Уржумском, Сарапульском уездах и в административных центрах данных территориальных образований.

В 1708–1710 гг. Петр I провел административно-территориальную реформу, по результатам которой страна была разделена на восемь больших губерний. Вятская земля оказалась в составе двух из них – в Сибирскую вошли Хлыновский, Слободской, Котельничский, Орловский, Шестаковский и Кайгородский уезды, а Яранский, Уржумский, Царевосанчурский и Малмыжский попали в состав Казанской. В 1780 г. эти земли вновь оказались под воздействием территориальной реформы. По ее итогам было образовано Вятское наместничество, состоявшее из 13 уездов – Вятского, Слободского, Кайгородского, Котельничского, Орловского, Яранского, Царевосанчурского, Уржумского, Нолинского, Малмыжского, Глазовского, Сарапульского и Елабужского. Однако и в таком состоянии Вятские земли также пребывали недолгий срок и уже в конце XVIII столетия – 12 декабря 1796 г. – Вятское наместничество указом Павла I было преобразовано в губернию. Образованная губерния на западе граничила с Костромской, на севере – с Вологодской, на востоке – с Пермской, на юге – с Казанской и Уфимской. На момент создания на её территории проживало около миллиона человек. Национальный состав этой обширной территории был довольно разнообразен. Основную массу населения здесь составляли русские, однако весомым был процент татар, марийцев и удмуртов. Изначально в губернию входило десять уездных (Вятка, Слободской, Котельнич, Уржум, Орлов, Яранск, Глазов, Елабуга, Сарапул, Нолинск) и три заштатных города (Малмыж, Царевосанчурск, Кай). Однако в 1816 г. количество уездных городов увеличивается до 11, в связи с наделением этим статусом Малмыжа, а Кай в 1854 г. преобразуется в село. Таким образом, в Вятской губернии стало 11 уездов: Вятский, Орловский, Слободской, Котельничский, Нолинский, Глазовский, Сарапульский, Елабужский, Малмыжский, Уржумский, Яранский, просуществовавших вплоть до 1918 г., и 12 городов (11 уездных и один заштатный – Царевосанчурск) [1].

Из указанных уездов рядом особенностей выделялись Елабужский, Малмыжский, Сарапульский и Уржумский, что было связано с их территориальным расположением – на границе с Казанской губернией – и со специфическим национальным составом населения. Если в среднем по губернии процент татарского населения колебался от 3,7 до 4, то в этих административно-территориальных образованиях он был больше 10. Священник, этнограф и краевед Николай Николаевич Блинов, говоря об особом национальном составе этих уездов, в одной из своих работ даже высказывал мысль об образовании на их основе отдельной губернии: «Не вдаваясь в подробности описания этнографических особенностей жителей прикамских уездов, заметим лишь, что в составе населения здесь значительной массой входят татары, башкиры... В трёх уездах Вятской губернии (более 600 тыс. жителей) магометан находится 12%, в Осинском уезде (более 180 тыс. всего населения) магометан 16%, в Мензелинском (более 300 тыс.) магометан более половины. Само собой разумеется, что присутствие этих инородцев в значительном числе среди русского населения вносит во взаимные их экономические и общественные отношения характерные особенности. При некоторых работах татары хорошие помощники (напр., косцы); при посредстве их живее ведется купля-продажа», – писал он [2].

Необходимо отметить, что автор в своём проекте не предлагал отнести к новой губернии Уржумский уезд. В некоторой степени это было вполне закономерно и объяснялось тем, что территориально он располагался от Казанской губернии дальше, чем три остальных, это в свою очередь стало причиной более позднего заселения уезда татарами. Работа Н. Н. Блинова вышла в 1880 г., когда численность мусульманского населения в уезде не превышала 8 тыс. чел. (около 3,5% от общей численности населения) [3], в то время как к началу XX в. она достигла 20 тыс. чел. (6,5 % от общей численности населения). В связи с этим можно предположить, что если бы труд Н. Н. Блинова был написан позже, то и Уржумский уезд также вошёл бы в его проект образования губернии.

Не вызывает сомнения, что основная часть губернских татар-горожан проживала в административных центрах юго-восточных уездов Вятской губернии – Елабуге, Малмыже, Сарапуле и Уржуме. Ознакомимся кратко с историей этих городов и попытаемся проследить предпосылки их заселения мусульманским населением.

Наиболее древним из рассматриваемых городов является Елабуга. Согласно современным археологическим исследованиям это поселение существует более 1000 лет. По данным А. З. Нигамаева, к началу колонизации территории будущего Елабужского уезда волжскими болгарами (вторая половина X в.), на этих землях уже проживала группа населения угро-тюркского происхождения, испытавшего значительное финно-пермское влияние [4]. Позже, во второй половине XII в., пришедшее сюда болгарское население строит крепость-мечеть, как выполнявшую функции военно-торгового пункта, так и служившую для отправления религиозных обрядов [5].

После образования Казанского ханства Елабуга в течение нескольких столетий, вплоть до 1552 г., являлась городом с основным татарским населением. К сожалению, не сохранилось материалов, которые могли бы пролить свет на период истории Елабуги с момента завоевания Казани и до конца XVI в., когда на месте татарского города появилось русское село Трёхсвятское. Видимо, после завоевания мусульманское население покинуло город, устремившись в приграничные территории (скорее всего, основной миграционный поток направился в район Малмыжа, Сарапула и Уржума, где переселенцы со временем стали оседлым населением).

Исследователи отмечают, что Трехсвятское изначально было русским населенным пунктом: «По-видимому, село явилось первым русским поселением в округе. К 1617 году в дворцовом селе Трёхсвятском насчитывалось 79 крестьянских, 49 бобыльских дворов…» [6]

Однако со временем мусульманское население вновь начинает возвращаться в город. Во многом это было связано с тем, что до присвоения Елабуге статуса уездного центра и создания Елабужского уезда (1780 г., одновременно с открытием Вятского наместничества, куда вновь образованный уезд и вошёл) она являлась одним из населённых пунктов то Казанской, то Сибирской губерний. Принадлежностью к указанным губерниям, особенно к Казанской, объяснялось наличие здесь большого количества мусульман. Так, например, по данным на 1870 г., в Малмыже проживал 61 магометанин, в Сарапуле – 6, в Уржуме – 8, а в Елабуге – 424 [7].

Необходимо заметить, что в течение нескольких десятилетий, с 1708 по 1780 г., Малмыж и Уржум тоже находились в составе Казанской губернии, однако этот период не имел такого большого влияния на национальный состав их жителей, как сотни лет тесного взаимодействия Елабуги и Казани.

Малмыж расположен на правом берегу р. Шошмы, в трёх километрах от ее впадения её в р. Вятку [8]. Точная дата возникновения этого населенного пункта неизвестна, однако все исследователи сходятся во мнении, что до взятия города войсками Ивана IV и преобразования его в пограничную крепость он являлся резиденцией марийских («черемисских») князей, подчинявшихся Казанским ханам. В 1550 г. в результате военных действий город подчинился Москве. Последним марийским князем, правившим здесь, являлся Болтуш, погибший в битве за взятие города. В 1584 г., проживавший в Малмыже отряд стрельцов построил крепость для защиты от набегов татар, башкир и марийцев, которые после взятия Казани обосновались в окружных лесах.

Возведение крепости способствовало развитию города. В 1708 г. он был приписан к новообразованной Казанской губернии, в составе которой находился вплоть до 1780 г. Затем в статусе уездного центра Малмыж перешел в Вятское наместничество, а в 1796 г. в связи с его преобразованием стал заштатным городом Вятской губернии. Однако и в таковом состоянии он находился недолго – до 1817 г., когда опять стал уездным центром [9].

Богатая история города сказалась на национально-религиозном составе его жителей, среди которых оказались представители разных национальностей и вероисповеданий. Так, согласно исследованиям М. Г. Худякова, одними из первых насельников этого края являлись удмурты («вотяки»), пришедшие с северо-востока, из бассейна реки Чепцы. По мнению дореволюционного историка, профессора И. Н. Смирнова, река Шошма, на берегу которой расположен Малмыж, имеет вотское название, как и ряд иных рек и поселений этой местности (Тойма, Шурма, Нурма, Ошторма).

Несколько позже в малмыжские земли с запада, со стороны нынешнего Уржума, пришли марийцы. Они вытеснили удмуртов за р. Валу и на среднее течение р. Кильмези, и вплоть до взятия города русскими войсками он принадлежал марийскому населению. После покорения Малмыжа Иваном IV началась активная колонизации этих земель русским населением – в город прислали отряд стрельцов. Но одновременно проходило заселение окрестностей Малмыжа татарами, которые бежали сюда после взятия Казани [10]. О многонациональном и полирелигиозном составе населения города свидетельствовало существование двух кладбищ – на одном хоронили православных, на втором находились погребения самоубийц, язычников, мусульман и евреев [11]. В итоге, по данным переписи 1897 г., из 3165 жителей города 405 являлись мусульманами.

Много общего с историей Малмыжа можно найти в прошлом еще одного уездного центра Вятской губернии – Уржума, расположенного на левом берегу р. Уржумки, в десяти километрах от места ее впадения в Вятку. Официальной датой основания города считается 1584 г., когда присланными стрельцами тут, как и в Малмыже, была построена крепость. Однако некоторые историки склонны отодвигать дату возникновения этого населенного пункта на более ранний период. Их предположения основаны главным образом на летописи «Гази – Барадж тарихи», в которой неоднократно упоминается поселение «Урджум». «А глава булгарских анчийцев мастер Караджар, который за уход в Булгар вместе с Алмышем получил от кана почетное прозвище Караджура и явился основателем булгарского дома Караджуров. Дабы дом Караджуров не остался внакладе, Талиб передал ему взамен Балына часть земель по Кара-Идели и Нукрат-су. Сын Арчамыша Джураш по прозвищу Урджум основал поэтому аул Урджум на Нукрат-су... А сын Джураша Асладж, пожертвовавший немало средств на строительство Учеля и сам участвовавший в этом деле, погиб в нем во время набега галиджийцев в 1111 году в возрасте 41 года...» – говорится в летописи. Таким образом, если верить этому документу, то Уржум был основан уже до 1111 г. Вместе с тем большинство ученых считают названную летопись подделкой, так как не сохранилось ее оригинального варианта на булгаро-арабском шрифте, а до нас дошёл только перевод.

Ещё одно упоминание об Уржуме в исторических документах встречается в «Сказании» князя А. М. Курбского, из которого известно, что во время большого похода против марийцев в 1552 г., он дошёл только до Уржума. Однако в данном случае Уржум имеется в виду как местность, а не как город [12].

Тем не менее, с начала 1550-х гг. (после покорения Казани) история Уржума более подробно начинается освещаться в письменных источниках. В данный период, как и в Малмыже, здесь начинаются марийские восстания, продлившиеся около 20 лет. Эти бунты вызвали необходимость строительства крепости, дата возведения которой (1584 г.) считается официальным временем основания города. В 1625 г. в Уржумскую крепость прибыл отряд стрельцов во главе с воеводой С. М. Хатунским, однако уже к 1647 г. деревянное сооружение пришло в негодность и был построен новый острог. По некоторым данным, в тот период постоянное войско в Уржуме насчитывало от 300 до 600 чел. [13]

Однако со второй половины XVII в. Уржум как военный пункт теряет своё значение. Стрельцы, наделённые землёй вместо жалованья, постепенно превращаются в крестьян, а к концу XVIII столетия сгнивает и крепость, оставив после себя лишь вал, который был отражён в плане города в 1784 г. Известно, что около крепости находились посад и слобода Светлицы, где жили посадские люди, стрельцы и другие военные с семьями. В переписной книге посадских дворов и людей города Уржума 1646 г. сказано: «…и всего на Уржуме на посаде 9 дворов посадских, да 2 двора бобыльских, а в них посадских людей и бобылей 11 человек и их детей 5 человек (без учёта женщин. – Т. Ф.)» [14]. К 1678 г. количество посадских дворов в Уржуме увеличилось до 58, что свидетельствовало о росте численности гражданского населения города, а военные люди выбывали на службу в другие места. По мнению А. В. Эммаусского, население Уржума в середине XVII в. составляло приблизительно 260 чел., а вместе со стрельцами и их жёнами – около 660 чел. [15]

Сложность в установлении подлинных фактов истории Уржума заключается в том, что в городе неоднократно были пожары. Один из наиболее сильных, в результате которого чуть не сгорел весь посад, произошёл в 1820 г. Тогда огонь уничтожил многие «присутственные места», а вместе с ними и хранившиеся там архивные документы [16].

Вероятнее всего, история заселения окрестностей Уржума татарами схожа с ситуацией, происходившей в Малмыже, когда после покорения Казани начались переселения мусульман в соседние земли. Этот вывод подтверждается и географической локализацией татарского населения в Малмыжском уезде, основная масса которого была сосредоточена в граничивших с Казанским краем западной и южной частях этого административно-территориального образования. Но пик миграции татар в этот регион, видимо, приходился на середину – конец XIX в. Так, согласно данным рукописи А. П. Пентина, за период с 1868 по 1903 г. в Уржумском уезде образовалось около 400 новых населённых пунктов, а число дворов с 1856 по 1903 г. увеличилось на 27 тыс., то есть более чем в два раза [17]. При этом основная часть поселений мусульман по-прежнему возникла именно в южной части уезда – в Турекской волости, где и раньше было сконцентрировано преимущественно татарское население [18]. По сведениям энциклопедического словаря Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона на 1901 г., «русских в Уржумском уезде насчитывается 208 361, вотяков 13 567, черемис 77 444, татар 13 313, прочих 25. Русские живут преимущественно в северной части уезда; в западной и южной много инородцев» [19].

Этими фактами отчасти объяснялось наличие небольшого количества татар в самом Уржуме, который расположен в северной части уезда. Так, в 1912 г. здесь проживал 71 мусульманин (41 мужчина и 30 женщин) [20].

Ещё одна причина наличия незначительного количества горожан среди татар Уржумского уезда состояла в том, что его административный центр был слабо развит экономически и в этом плане не представлял интереса для переселений. «Между мещанами и живущими крестьянами в городе, равно и в уезде нет никаких промыслов. Даже нет столяров почти – мебель в Уржум доставляется из Вятского края в летнюю пору водой. Бедность промыслов и ремёсел в уезде чрезвычайно ощутительна», – писала газета «Вятские губернские ведомости» [21].

В целом общее развитие города во второй половине 1850-х гг. характеризовалось следующими показателями: «Уездный город Уржум занимает 214 000 кв. саж. и имеет 2000 жителей обоего пола, и есть, едва ли, не единственный бедный город в Вятской губернии по части промышленности и торговли; в нём считается по официальным сведениям 24 объявленных капитала, на сумму 57 000 руб. В Уржуме нет ни одного завода, ни одной фабрики; в уезде же его находится 6 фабрик и 10 заводов, с производством на сумму до 269 623 руб.» [22]

Экономическая ситуация в городе несколько улучшилась к концу XIX –началу XX в. Так, по данным переписи 1897 г., к купцам и их семьям (основной показатель экономического развития) в Уржуме относилось 85 чел. Конечно, эта цифра была несопоставима в сравнении с такими развитыми в торговом отношении городами, как Сарапул или Елабуга. Однако в Малмыже в этот же период насчитывалось 79 купцов, но татар здесь было больше, что объяснялось близостью города и уезда к границам Казанской губернии.

Еще одним городом Вятской губернии со значительной долей мусульманского населения являлся Сарапул, возникший, предположительно, как и Уржум с Малмыжем, во второй половине XVI в., когда после завоевания Казани началось активное бегство крестьян в соседние земли, а на захваченных территориях проходили волнения присоединенных к Московскому царству народов. Название «Сарапул» начинает встречаться в документах с первой четверти XVII в. Так, в отписке приказчика Осинского острога А. В. Корсакова за 1616 г., в которой он докладывает Соликамскому воеводе И. Н. Лачинову о действиях восставших башкир, татар, чувашей, мари и удмуртов, говорится: «В нынешнем, господине, во [7]124 году января в 28 день писал ко мне с Сарапула Андрей Тютиев, что де во [7]124-м году января в 25 день тотаровья, и чуваша, и черемиса, и вотяки, и башкирцы пришли на Сарапул войною и стали от Сарапула за 5 вёрст в новой деревне Еебековской, и хлебы молочёные и сена все потравили, а хотят де идти к Сарапулу приступом и воемати идти хотят подлинно вверх по Каме, и к Осинскому острогу чаят их вскоре» [23].

Необходимо отметить, что слово «приступ» в военной терминологии означает штурм каких-то военных укреплений. Следовательно, в Сарапуле на тот момент либо имелась крепость, либо город был как-то укреплён. Подтверждение роли Сарапула как опорного военного пункта находим в записках капитана Н. П. Рычкова от 27 мая 1770 г.: «Сорок вёрст расстоянием от деревни Маслинного Мыза, на нагорном берегу реки Камы находилось дворцовое село, Серапуль называемое, и есть такое жительство, которое и строением обывательских домов и богатством её жителей превосходит многие уездные города. Строение сего села составляют три деревянные церкви, внутри деревянного замка построенные и 600 крестьянских дворов» [24]. Ещё одно упоминание о ранее существовавшей в Сарапуле деревянной крепости встречается в записках известного географа и путешественника П. С. Палласа, приезжавшего в город в 1773 г. [25]

Довольно странно, что спустя всего три года после Н. П. Рычкова П. С. Паллас уже не обнаруживает крепость, однако, принимая во внимание, что она была деревянной, а пожары в то время случались часто, такое вполне могло произойти. По всей вероятности, крепость была построена с целью сдерживания волнений «инородцев» на присоединенных территориях, однако по мере усиления на новых землях центральной власти она довольно быстро потеряла своё значение и её не стали восстанавливать. В дальнейшем уже не существующая крепость вошла в герб города, став символом Сарапула [26].

В официальных документах название «Сарапул» впервые упоминается в челобитной местных крестьян, обратившихся к царю Михаилу Федоровичу в 1639 г. с просьбой везти воеводу и казну из города к Амзинскому яму по воде. Наименование города упоминается также в документах за 1663 и 1672 гг. В декабре 1708 г., при проведении административно-территориальной реформы Петра I, Сарапул приписали к г. Пензе Казанской губернии, а после учреждения в 1780 г. Вятского наместничества он стал уездным центром и в дальнейшем сохранял этот статус.

Экономическое развитие Сарапула во многом зависело от его географического расположения – на пересечении важных водных и сухопутных путей. Это, как и в случае с Елабугой, способствовало процветанию торговли и промыслов. Поэтому не удивительно, что Сарапул издавна славился как купеческий город. Л. Н. Федорченко-Шемякина отмечает, что здесь жили «тысячи семей купцов», которые «были известны не только в России, но и за границей» [27].

Подтверждение этого находим и в работах дореволюционного краеведа Н. Н. Блинова: «Совсем иную жизнь мы видим в г. Сарапул. Здесь хотя нет таких богатых фирм, какие существуют в гор. Елабуге, но вместо того сравнительно меньшие капиталы находятся в обращении у весьма значительного числа лиц. А такое распределение капиталов, вызывая конкуренцию между владельцами их, способствует к наибольшему развитию промышленности и торговли, даёт то оживление, которое обещает дальнейший прогресс в экономической и общественной жизни населения», – писал он [28].

В городе была развита торговля хлебом, мясом, бакалейным товаром, рыбой, лесом, сукном, бумажными изделиями, было широко развито кожевенное и сапожное производство. По данным на 1871 г., помимо 17 кожевенных фабрик в Сарапуле действовали один воскосвечный завод, один клееваренный, два сальносвечных, пять мыловаренных, два салотопенных, три винокуренных, три водочных, один чугуноплавильный и три кирпичных [29]. А по сведениям Памятной книжки за 1870 г., в городе функционировали также канатный, пивоваренный и пряничные заводы [30].

Благоприятные экономические факторы способствовали притоку населения, в том числе татарского, традиционно широко втянутого в торговлю. Конечно, не все сарапульские мусульмане являлись купцами или торговыми крестьянами – основная масса находила себе иную работу, которой в экономически развитом городе было предостаточно. Во второй половине XIX в. в уездном центре проживало всего пять гильдейских купцов-татар [31]. Даже с учётом членов их семей они составляли не более 2–3% мусульман Сарапула. Остальные, по всей видимости, трудились по найму.

Заселение города татарами наиболее активно проходило в период с 1870 по 1914 г. Согласно статистическим данным начала 70-х гг. XIX в., в Сарапуле проживало всего шесть магометан мужского пола и ни одной женщины [32], а к 1912 г. мужчин и женщин мусульманского вероисповедания насчитывалось 511 и 342 чел. соответственно, что было одним из наиболее высоких показателей по губернии [33].

Таким образом, не вызывает сомнения, что города юго-восточной части Вятской губернии объединяло много общего. Они располагались на территории единого экономико-географического пространства, имели схожие причины возникновения (кроме Елабуги), примерно в одно и то же время были заселены мусульманами, пришедшими на эти земли после покорения Казани. Эти данные указывают на перспективность и необходимость дальнейшего изучения жизни и быта мусульман в городах Вятской губернии.

Примечания

1. Судовиков М. С. Губерния Вятская: исторические очерки. Киров, 2006. С. 10–11.
2. Блинов С. Н. К столетнему юбилею города Сарапула. О необходимости образования новой Прикамской губернии. Сарапул, 1880. С. 12.
3. Статистическое описание Вятской губернии. Вятка, 1875. С. 36.
4. Нигамаев А. З. Болгарские города Предкамья: Алабуга, Кирмень, Чаллы. Своеобразие материальной культуры населения. Казань, 2005. С. 26.
5. Халиков А. Х. Алабуга-Елабуга. История возникновения города Алабуга-Елабуга и исследования Елабужского городища в 1993 году. Елабуга, 1997. С. 14.
6. Крапоткина И. Е. История Елабуги в документах и материалах (с древнейших времён до начала XX века) / И. Е. Крапоткина, И. В. Маслова, А. З. Нигамаев. Казань, 2012. С. 58.
7. Памятная книжка Вятской губернии на 1870 год. Вятка, 1870. С. 117, 134, 153, 182.
8. Большая Советская энциклопедия. Малмыж. URL: http://www.bezmani.ru/spravka/bse/base/3/008171.htm
9. Города России. Малмыж. URL: http://citiesofrussia.ru/index.php/kirovskayaoblast/586-malmyzh
10. Худяков М. Г. Очерки по истории Казанского ханства. Казань, 1990. С. 56, 79.
11. История г. Малмыжа в хронологическом порядке. URL: http://malmyzh-news.narod.ru/Doc/index_.htm
12. Пентин А. П. Из далёкого прошлого // Уржумская старина: краеведческий альманах. Вып. 9. Уржум, 1998. С. 5.
13. XVI–XVII века: заселение края. Откуда есть пошла Уржумская земля. URL:
http://urzhum-uezd.ortox.ru/glavnejjshie_sobytija_v_istorii_urzhumskogo_uezda/ view/id/1177553
14. Пентин А. П. Указ. соч. С. 5.
15. Эммаусский А. В. Уржум // Кировская искра. 1958. № 151. С. 14.
16. [Хроника] // Вятские губернские ведомости. 1865. № 16. С. 4.
17. Рукописи А. П. Пентина. Город Уржум и район. Документы // Кировская областная научная библиотека имени А. И. Герцена. Ф. Д 983. П. 3. Л. 14.
18. Там же. Л. 22.
19. Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. СПб., 1902. Т. 34а. С. 907.
20. Памятная книжка Вятской губернии на 1914 год. Вятка, 1914. С. 30.
21. [Хроника] // Вятские губернские ведомости. 1858. № 7. С. 4.
22. Памятная книжка Вятской губернии на 1857 год. Вятка, 1857. С. 175.
23. Сарапул. Документы и материалы. 1596–1985. Ижевск, 1987. С. 14–15.
24. Журнал или дневные записки путешествия капитана Рычкова по разным провинциям Российского государства, в 1769 и 1770 году. Спб, 1770. С. 167.
25. [Хроника] // Вятские губернские ведомости. 1866. С. 9.
26. История – муниципальное образование «Город Сарапул». URL: http://www.adm-sarapul.ru/city/istoriya/
27. Федорченко-Шемякина Л. Н. К 400-летию Сарапула. Сарапульская старина. Сарапул, 1993. Кн. 2. С. 1, 2.
28. Блинов С. Н. К столетнему юбилею города Сарапула. О необходимости образования новой прикамской губернии. Сарапул, 1880. С. 23.
29. Памятная книжка Вятской губернии на 1873 год. Вятка, 1873. С. 172.
30. Памятная книжка Вятской губернии на 1870 год... С. 154.
31. Рафиков А. М. Татарское купечество Вятской губернии во второй половине XIX − начале XX в. Киров, 2013. С. 188, 195.
32. Памятная книжка Вятской губернии на 1870 год... С. 153.
33. Памятная книжка Вятской губернии на 1914 год... С. 29.

Т. Д. Фаттахов

Источник: Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. Исторические науки и археология. 2015, вып. 1, с. 64-70.

Категория: История, легенды народов, вера | Добавил: Георгич (31.07.2019)
Просмотров: 107 | Теги: сарапул, Елабуга, миграция., мусульмане, Уржум, городское население, Малмыж, Татары, Вятская губерния | Рейтинг: 3.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт Свято-Троицкого 
Собора