Уржумская Земля
Меню сайта
Категории раздела
Агропром, сельское хозяйство [68]
Археология [5]
Русско-турецкая война 1877-1878 [0]
Земское войско [3]
Отечественная война 1812 года [3]
Первая мировая война [3]
Революционеры [9]
Годы революции и гражданской войны [30]
Великая Отечественная война [63]
Горячие точки [8]
На государевой службе [5]
Георгиевские кавалеры [1]
Герои Советского Союза [18]
Депутаты Государственной Думы [5]
Почётные граждане Уржума [32]
Почётные граждане Уржумского района [12]
Генеалогия [3]
Заброшенный ящик [0]
Забытые имена [4]
Заселение Уржумской земли [6]
Иностранцы в Уржуме [11]
Исторические, заповедные и памятные места [3]
Исторические справки [20]
История, легенды народов, вера [14]
Комсомол [5]
Краеведение и краеведы [20]
Культура и искусство [176]
Купцы, торговля, ярмарки [13]
Лесное хозяйство [14]
Медицина [44]
Монастыри, церкви, часовни [25]
Музеи [12]
Научное наследие [39]
Некрополь, некрополистика [36]
Образование [86]
Политика [11]
Политические лидеры [82]
Почта, филателия, филокартия [2]
Правопорядок, спецслужбы [31]
Православная страница [86]
Природные ресурсы [0]
Промыслы и ремёсла [38]
Промышленность, производство [45]
Реки, озёра, пруды и родники [11]
Священнослужители [0]
Службы [3]
Спорт, туризм [44]
Судьба человека [143]
Судьбы сёл и деревень [145]
Топонимика. Ономастика [7]
Транспорт, дороги [8]
Увлечения, нумизматика, фалеристика [16]
Уржум [43]
Уржумский уезд [23]
Уржум в открытках [7]
Шурминский район [0]
Флора и фауна [7]
Разное [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Монастыри, церкви, часовни

Петропавловская церковь

ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ ЦЕРКОВЬ

Личность Е.Г. Рупасова, архитектора и государственного деятеля войдет в историю нашего города и встанет рядом с архитектором Дружининым В.М. И хотя во времени эти люди разделены более чем вековым промежутком, Уржумский Троицкий Собор объединяет эти личности. Пожалуй, их объединяет еще и то обстоятельств, что ни тот, ни другой не причислен Энциклопедией Земли Вятской к сонму знатных людей нашего края. Кого-кого, а зодчих-то на Руси Православной чтили.
Василий Михайлович был автором проекта нашего Троицкого Собора, и именно ему мы обязаны тем, что имеем возможность жить под покровом этого замечательного архитектурного сооружения, которое является Божьим Домом. Но в годы воинствующего атеизма Троицкий собор обезглавили – сняли кресты. Служба в храме была закрыта, а сам храм от бесхозности постепенно начал разрушаться. Дело дошло до того, что на карнизе барабана, расположенного ниже полуколонн выросли двухметровые березы, а некоторые колонны ротонд имели опору на кирпичную кладку площадью менее половины своего сечения. Во время реставрации такое аварийное положение с колоннами даже породило предложение обрушить одну из ротонд, чтобы не подвергать опасности рабочих-реставраторов. Сохранить храм, а тем более реставрировать его было делом непростым. Сначала, требовалось добиться, чтобы сей храм был утвержден как памятник культовой архитектуры, затем добиться финансирования проектных работ, а уж после финансирования – самих реставрационных работ. Надо сказать, в Каталоге памятников истории и культуры, который вышел в1979 году, Уржумский Троицкий Собор не числился. Зато, в следующем издании каталога, которое случилось в 1984, наш Собор был восстановлен в своих законных правах.
Что же произошло в эти годы? В Кировскую реставрационную мастерскую пришла группа молодых архитекторов, выпускников Кировского политехнического института, которые еще в студенческие годы занимались обмерными работами церквей Кировской области, в том числе и нашего Троицкого Собора. Эти обмерные работы ложились в основу паспортизации действующих и пустующих храмов, а сам паспорт кроме всего прочего был необходим для заявки на признание храма в качестве памятника. В эту группу молодых архитекторов входил Евгений Рупасов, а его дипломным проектом, как раз и стал проект реставрации Уржумского Троицкого Собора. Наличие проектно-сметной документации позволило аргументировано добиваться финансирования реставрационных работ по Уржумскому Троицкому Собору, и в итоге к ним приступили в 1987 году. Как уже говорилось, реставрационные работы начались в критический момент. Случись это на несколько лет позже, северо-западная ротонда скорее всего бы обрушилась. Таким образом, тем, что в настоящее время Троицкий Собор без видимых утрат сохранил свою первозданную красоту, город обязан архитектору Евгению Геннадьевичу Рупасову.
Е.Г. Рупасов родился в 1959 году. Кроме Кировского политехнического института закончил также Академию Государственного и муниципального управления при Президенте России. В 1989 году был избран председателем молодежно-жилищного кооператива «Центр». На этом посту Евгений Геннадьевич разработал Генеральный план застройки центральной части города Кирова. Этот план оказался со счастливой судьбой – он практически реализован, а наш областной центр преобразился и стал радовать глаз и душу своей архитектурой. В то же время Е.Г. Рупасов избирается в Кировский городской Совет народных депутатов и входит в состав Малого Совета. В 1990 году организовывает акционерную компанию «Артекс». Это событие коснулось и города Уржума. Первый коммерческий магазин в Уржуме открыла именно акционерная компания «Артекс». В 1992 году Евгения Геннадьевича назначают на пост заместителя председателя комитета по делам молодежи при Правительстве Российской Федерации. В 1997 году получает новое назначение – директор Департамента Министерства Экономики.
Действительный государственный советник РФ третьего класса Евгений Геннадьевич в настоящее время работает в Некоммерческом фонде реструктуризации предприятий и развития финансовых институтов заместителем руководителя проекта.
Если из Кирова поехать в Советск, то очень скоро на пути встретиться река Быстрица, а на ее правом берегу вверх по течению в нескольких сот метрах от трассы в сосновом бору расположен поселок «Быстрица». В этом-то поселке и родился Евгений Геннадьевич.
Место, где ныне расположено село Петровское, долгое время называлось Жеребцово Поле или просто Жеребцово. В 1604 году оно было пожаловано новокрещеному уржумцу Петрушке Турецкому за службу на войне. Вероятно, само село было основано еще в 16 веке. В 1627 году Петрушка Турецкий постригся в монахи под именем Пимена в находящемся по близости Цепочкинском монастыре, и землю свою он пожертвовал этому же монастырю. В 1648 году «на монастырскую сумму здесь построена была деревянная церковь о пяти главах во имя Петра и Павла с приделами во имя святителей Петра. Алексия, и Ионы». Официально село стало называться Петровским, но и после этого его долго называли на старый лад – Жеребцово Поле или, по названию церкви – Петропавловское.
В сентябре 1716 года церковь сгорела. В том же году митрополит казанский Тихон выдал грамоты на сбор денег и построение нового храма. Построены были сразу две церкви: холодная – Петропавловская и теплая в честь Покрова Пресвятой Богородицы.
В 1786 году 2 сентября, сельский священник Иван Тимофеев и поверенный от «мирских людей» ясачный крестьянин Григорий Григорьев Штин, обращаются с покорнейшим прошением о построении в Петровском новой церкви к архиепископу Казанскому и Свияжскому Амвросию (до 1791 года село состояло в ведении Казанского епархиального начальства). В прошении указывалось, что церкви «от давнего построения стали быть ветхими и паче как стоят они на слабом и тесном месте», то прихожане с общего согласия выражают желание «на особом способном месте» построить новую каменную церковь во имя святых апостолов Петра и Павла с приделом Покрова Богородицы. Здесь же говорилось, что «на то построение материалы имеются уже в готовности». Кроме того, Тимофеев просил выдать книгу «для збору от доброхотнодателей на украшение сей церкви» денег.
23 сентября 1786 года архиепископ Амвросий выдает храмозданную грамоту, но требует представить ему чертеж плана нового здания.
Спустя полгода 23 марта 1787 года вятский наместник Ф.Ф. Желтухин в ордере уржумскому городничему Самарцеву пишет: «Сочиненный здешним архитектором Росляковым для построения Уржумской округи в селе Петровском вновь каменной церкви план с фасадом и описание за №297 при сем к вам посылаю и рекомендую по получении сего оной план с фасадом и описанием доставить означенного села Петровского к священнику…» В ответном рапорте Самарцев докладывал, что все чертежи, описание и смету он передал Тимофееву 25 марта, то есть сразу по получению этих документов. Тем не менее, в мае 1787 года в новом прошении Ивана Тимофеева на имя архиепископа Амвросия говорится, что в качестве примера для построения своего храма общество села избрало новопостроенную церковь в селе Архангельском ведомства Уржумского духовного правления и что прихожане «порядиши самого того мастера чтоб соорудить в нашем селе церковь такую же, как и в том селе Архангельском, а для лучшей достоверности сочиненные с той церкви фасады…прилагаются». В найденном в архиве рисунке, выполненном от руки и изображающем северный фасад церкви, стоит такая резолюция: «По сему строить Бог да благословит. Амвросий Архиепископ Казанский. Мая 31 дня 1787 года».
Нет сомнения в том, что это и есть «сочиненный» с фасада церкви в селе Архангельском рисунок. Из документов последующих лет выясняется имя и фамилия мастера, строившего храм в селе Архангельском, а затем Петропавловскую церковь в селе Петровском. Это был крестьянин Макар Лаврентьев Злобин из деревни Ватпинской Рябиновской вотчины Вятской округи. Надо полагать, что и этот рисунок был выполнен его рукой.
Весь парадокс здесь заключается в следующем. В переписке петровского священника Ивана Тимофеева с епархиальным и окружным церковным начальством нигде даже не упоминается о проекте Рослякова. Более того, через два месяца после передачи Самарцевым проектной документации на новую церковь Тимофееву последний посылает на рассмотрение архиепископу Амвросию не чертежи Рослякова, а рисунок Злобина. Вероятно, объяснение этого надо искать в следующем.
Первый вятский губернский архитектор Филимон Меркурьевич Росляков приступил к исполнению свих обязанностей в апреле 1786 года, то есть, менее чем за год до описываемых событий. Обучался Росляков у известного Кафтырева и, естественно, сложился, как специалист нового стиля – классицизма, вытеснявшего в то время барочную архитектуру. Нет сомнения в том, что его проект был выполнен в соответствии с новыми архитектурно-художественными принципами. Скорее всего, именно это и не понравилось церковнослужителям и прихожанам села Петровского. Видимо, посчитав проект Рослякова не обязательным для себя, они заключают договор на строительство нового здания со Злобиным, а Тимофеев отправляет в Казань на утверждение его рисунки с фасадов церкви в селе Архангельском. Такой тип сельской приходской церкви был распространен в то время на Вятской земле. Его архитектура была понятна, а главное – привычна для верующих. Пожалуй, именно этим и можно объяснить неприятие прихожанами проекта Рослякова.
4 июля 1787 года Казанская духовная консистория при указе о разрешении начать строительство нового храма, отправляет утвержденные рисунки обратно в Петровское. В этом же месяце и были заложены фундаменты каменной Петропавловской церкви.
Два года спустя, 5 августа 1789 года Тимофеев обращается в Уржумское духовное управление с доношением, в котором жалуется на «нерадивость» прихожан в устроении новой церкви. Средства и материалы на строительство по условиям общего сельского приговора, должны были предоставлять сами верующие, но как следует из жалобы Тимофеева «прихожане сначалу являлись нерадивыми и справляли дрова для обжига кирпича и всякого лесу для потребных надобностей весьма мало число». А летом 1789 года строительство вообще остановилось, так как вся церковная казна была истрачена на приобретение по «дорогой цене» строительных материалов. Не предвиделось возобновление работ и на следующее лето. Из этого же доношения становится ясной причина такого отношения местных жителей к строительству новой церкви. Значительное количество крестьян относило себя к раскольникам, с самого начала не оказывая никакой помощи в возведении храма. Пример оказался заразителен. Многие, видя такую «свободность» раскольников, начали отказываться от официальной религии и переходить в раскол.
11 декабря архиепископ Амвросий обращается к генерал-аншефу казанскому и вятскому генерал-губернатору П.С. Мещерскому с просьбой о помощи в побуждении крестьян села Петровского и окрестных деревень к продолжению строительства каменной Петропавловской церкви. Мещерский предписывает вятскому исправнику через Уржумский нижний земский суд заставить крестьян достроить церковь.
В сентябре 1791 года теплая придельная церковь была построена и со всем «принадлежащим благолепием убрана, и престол построен в указанную меру». К тому времени деревянную Покровскую церковь разобрали, а престол, так же в разобранном виде и всю церковную утварь перенесли на хранение в деревянную Петропавловскую. Позднее престол был сожжен, а пригодную одежду и утварь передали в новую теплую церковь. Оставшиеся после слома бревна и доски были использованы на новое строительство и «топление» печей.10 октября по указу вятского и великопермского епископа Лаврентия вновь построенный теплый придел был освящен правителем Уржумского духовного правления священником Алексеем во имя Покрова Божьей Матери.
В январе 1792 года Иван Тимофеев пишет епископу Лаврентию жалобу на подрядчика Злобина. К письму он прикладывает копию с договора, который был заключен со Злобиным 21 апреля 1787 года. Из договора выясняется, что за каждую тысячу кирпичной кладки от основания до «самого креста» устанавливалась плата по 2 рубля 60 копеек. Тимофеев оговаривается, что такая цена за «низовую» работу очень высока, но так как «верховая» работа стоит дороже, то эта цифра является как бы усредненной. К концу лета 1791 года Злобин «сработал всего триста четыре тысящи и пять сот кирпичей за что и деньги бездоимочно все получил и достроя оную церковь до большого под осмерики барабана своду отказался довершать по договорной плате». Кроме того, Злобин обязывался по договору приступить к продолжению работ на церкви с самого начала строительного сезона и срабатывать весь заготовленный за зиму материал. Но Злобин со своей немногочисленной бригадой, имел подряд, как это видно из этого же документа не только на строительство Петропавловской церкви, поэтому работать в Петровском начинал «не сначалу летних времен» и не успевал до наступления холодов укладывать весь приготовленный кирпич. Все это продолжалось несколько лет. В конце концов подрядчик вообще отказался получать деньги в залог и достраивать церковь по договорной плате. В связи с этим Тимофеев просил в принудительном порядке заставить Злобина продолжить строительство.
Духовная консистория обратилась в Вятское наместническое правление с тем, чтобы оно «через кого следует» принудило подрядчика выполнить условия договора и достроить церковь к осени 1792 года. Точных документальных доказательств завершения всех работ по сооружению храма к этому сроку не обнаружено, но в архиве консистории сохранилось небезынтересное дело, косвенным образом свидетельствующее в пользу этого предположения. 25 июля 1792 года все тот же Тимофеев пишет епископу жалобу на прихожан от Чамской волости Уржумской округи.
В то время в приход церкви села Петровского входило 682 двора «в них жителей мужеска 2453, женского пола 2785 человек». Относились они к четырем волостям: Петровской, Стретенской, Байсинской и Чамской. Вне зависимости от количества верующих, каждая волость должна была принять на себя ј часть всех материальных затрат на строительство. Это следовало из Указа Священного Синода от 30 октября 1770 года о строительстве новых храмов «коштон». Но выбранный крестьянами чамской волости волостной начальник крестьянин Петр Егоров от «давних лет состоял в расколе», поэтому с самого начала он старался срывать поставки материалов на стройку. И в 1791 году, когда церковная казна снова оказалась пустой, деньги на продолжение строительства «с каждого венца по пятьдесят копеек» внесли только три волости. В итоге разбирательство закончилось тем, что Егоров был уволен с должности, а крестьяне Чамской волости на общем собрании обязались впредь оказывать причитающуюся с них помощь. Подразумевалось ли под этим решением помощь в строительстве колокольни или в достройке церкви и выполнении работ в интерьере – сказать трудно, но именно в тексте этого документа встречается одна интересная фраза Тимофеева: «…а как ныне в надежду помощи Божией кладкою церковь сего лета окончится. По сему и к расплате разным подрядчикам и мастерам потребно будет суммы не малое количество».
В 1909 году архивариус Вятской духовной консистории В. Шабалин составил рукописную «Настольную книгу о церквах и духовенстве Вятской епархии за 1908 год». Рукопись считается достоверным и серьезным источником, так как составлена на основании архивных документов. В справке о Петропавловской церкви в селе Петровском он не указывает год окончания строительства, но дает точную дату освящения холодной церкви – 29 июня 1789 года. Все библиографические источники, основываясь на клировых ведомостях 1872 года, сообщают, что церковь была построена в 1796 году. По неизвестным причинам в архивах духовной консистории не оказалось дела об освящении холодного храма. Как правило, именно в этих документах приводился год окончания сооружения церковного здания.
Таким образом, опираясь на вышеприведенные факты, можно точно указать лишь период, в котором могло завершиться строительство холодной Петропавловской церкви, а именно:
С 1792 по 1796 г.г.
В ноябре 1804 года прихожане через своего поверенного Ивана Щелчкова обращаются к епископу Серафиму с просьбой о разрешении строить каменную колокольню. Деревянная же колокольня к тому времени была разобрана, и от нее остались шесть больших и малых колоколов. На строительство новой каменной колокольни к тому времени было заготовлено сто шестьдесят тысяч штук кирпича, «бутавого и известкаго камню столько, что и на все строение колокольницы встать может». В церковную казну была собрана некоторая сумма денег на оплату мастерам, покупку железа, изготовление кирпича и прочие нужды. Богатого заказчика, как и при строительстве церкви не было. Прихожане снова взяли на себя обязательство добровольно пополнят казну и оказывать помощь в стройматериалах.
В мае 1805 года на рассмотрение вятскому епископу были представлены «архитекторские» план и фасад новой колокольни, и хотя автор проекта в документах не указывается, можно с уверенностью сказать, что выполнял его губернский архитектор Ф.М. Росляков, так как в те год это был единственный архитектор, работавший в Вятке.
30 мая чертежи были утверждены и преданы просителю для доставки в Петровское. Сооружение колокольни началось в 1806 году. Четыре года спустя, несмотря на то, что большая часть работ была уже выполнена, и материалы для завершения строительства имелись в достаточно количестве, строительство было остановлено. Колокольня получила значительное отклонение от вертикальной оси к западу. Произошло это, скорее всего, вследствие осадки фундаментов. Уржумский протоиерей Коровнев сообщая обо всем этом епископу Гедеону, добавлял, что все приготовленные материалы «к довершению оной и поставленные около ея леса, … и самая колокольница, стоящая без надлежащей крыши приходят в непрочность». На основании резолюции епископа консистория посылает в Уржумское духовное правление указ о привлечении к осмотру колокольни священника Уржумской Казанской церкви Василия Фазанова, который «имеет некоторое знание в архитектуре». Кроме того, Фазанов должен был посоветовать, какие принять меры для предотвращения дальнейших разрушений колокольни.
Какое заключение дал Фазанов – неизвестно. Документов об этом нет. Но через два года в апреле 1812 года , прихожане просят разрешить достроить колокольню вятскому мещанину Столбову. В прошении указывается, что заключивший в 1806 году контракт на возведение колокольни вятский мещанин Филипп Трушков не смог закончить строительство по причине отсутствия в церковной казне денег. Высота сооружения к этому времени составляла около 10 саженей. Однако Столбов отказывается довершать колокольню, так как, она «на один бок осела с лишком на четверть». Епископ Гедеон обращается в губернское правление с просьбой о командировании архитектора для освидетельствования здания. Полученный из правления ответ гласил, что должность губернского архитектора исполняет землемер М.А. Анисимов, занятый копированием новых планов городов Вятки и Сарапула и другими работами Поэтому, вследствие занятости, а так же по причине того, что он не является архитектором, выезд его для осмотра строения невозможен. Без выдачи заключения специалистом достраивать колокольню не решились, и консистория направила в Нолинское духовное правление, в ведение которого к тому времени перешло Петровское, указ о прекращении всех работ до особого предписания.
В мае 1814 года распоряжение об осмотре колокольни Петропавловсокй церкви было доведено до сведения нового губернского архитектора Николая Андреевича Андреевского. В том же году он выезжает в Петровское, выполняет обмерные работы и исследует состояние здания. Но только через год, как это можно заключить из солидного дела, посвященного оплате командировочных расходов архитектора, последний представил в консисторию свои чертежи и фасада и плана, подразумевая при этом почти полный снос существующего строения. Интересно отметить, что в конце 1815 года Нолинскон духовное правление пересылает в консисторию «рапорт» священннослужителей села Петровского, в котором они жалуются на более чем восьмилетнюю остановку в строительстве, приведшую к тому, что леса вокруг колокольни и приготовленные строительные материалы сильно обветшали и приходят в негодность. В начале февраля 1816 года консистория представляет на рассмотрение старые – Рослякова и новые – Андреевского рисунки «на обретение в селе Петровском колокольни каменной». 3 февраля епископ Гедеон пишет такую резолюцию: «Велев поступить с колокольнею по мнению архитектора Андреевского». 16 февраля чертежи обоих фасадов и план отправляются в Петровское.
Еще год спустя в мае 1817 года духовенство и прихожане Петропавловской церкви заключают договор на достройку колокольни с мастером каменных дел Федором Гавриловичем Тюриным из деревни Умнищей Нижегородской губернии Балахнинской округи, вотчины генерал-майора Василия Алексеевича Урусова. По договору Тюрин обязывался «колокольню по новому плану сломать по верхнему ярусу». По-видимому, здесь подразумевалось сохранение лишь первого яруса. То, что именно так и случилось, подтверждается различием в архитектурном решении нижнего и двух верхних ярусов существующей в настоящее время колокольне. С каждой тысячи кирпичей мастер получал по десять рублей и по пять рублей за каждую тысячу при разборке. Отдельно оплачивалась работа по окраске кровли и побелке здания. Бригада Тюрина должна была состоять не менее чем из двадцати человек мастеров и рабочих. Пункт третий гласил: «…кладку кирпичную сего 1817 года мая с 3-го начать и окончить июля к 15-му числу. Ежели не будет со стороны церковной какой-либо остановки…». Судя по тому, что о сооружении колокольни больше переписки не велось, обязательства свои Тюрин выполнил и закончил столь долго тянувшееся строительство летом 1817 года.
В 1851 году в трапезной церкви был устроен третий престол во имя святого Митрофана Воронежского.
В конце 60 годов видимо назрела необходимость расширения теплой церкви. 9 февраля 1871 года Строительное отделение Вятского Губернского Правления утверждает проект на переустройство трапезной. Спустя почти пять петровские церковнослужители просят начальство «дозволить производить работы согласно сделанному изменению красными чернилами на самом проекте». так как, находят присланный к ним «слишком великим и непосильным для себя».
16 сентября 1875 года губернский архитектор Александр Степанович Андреев подает на рассмотрение исправленный чертеж своего же собственного проекта. В этот же день строительное отделение утверждает его.
После этого чертеж должны были отправить в Уржумское Полицейское Управление для передачи в Петровское. Однако по не известной причине этого не произошло. В конце мая 1876 года Строительное отделение снова рассматривает проект по переустройству трапезной Петропавловской церкви. Интересно отметить, что в деле «Об утверждении проекта на переустройство церкви в селе Петровском Уржумского уезда» приводится следующая опись бумаг:
1.Рапорт Вятского губернского архитектора.
2. Копия с проекта.
3. Копия с ояснительной записки.
4. Протокол.
В архиве находятся все бумаги, кроме копии с чертежа. К счастью сохранилась пояснительная записка, составленная Андреевым. Строительное отделение, рассмотрев проект находит его составленным правильно, но вносит два замечания, касающихся расчетно-конструктивной части.
31 мая 1876 года проектная документация получает окончательное утверждение и отсылается в Вятскую духовную консисторию. К сожалению архивы последней не сохранили никаких дел, относящихся к этой перестройке, поэтому остались неизвестными имя и фамилия мастера, производившего эти работы, а также точная дата их окончания. Поэтому в последнем случае приходится ссылаться на библиографические источники, указывающие на то, что расширение теплой церкви было выполнено в том же 1876 году.
В 1879 году А.С. Андреев проектирует для Петропавловской церкви ограду. После рассмотрения и утверждения документации, она была отправлена в Петровское.
Таким образом, в ходе историко-архивных и библиографических изысканий удалось ответить практически на все вопросы, связанные с историей создания и формирования архитектурного облика церкви Петра и Павла в селе Петровском.
В краткой хронологической системе основные этапы строительства памятника выглядят следующим образом:
23 сентября 1786 года - Архиепископ Казанский и Свияжский Амвросий выдает храмозданную грамоту;
21 апреля 1787 года - подписывается договор на строительство церкви с мастером каменных дел М.Л. Злобиным;
31 мая 1787 года - архиепископ Амвросий утверждает рисунки «проекта» М.Л. Злобина;
июнь 1787 года - начало строительства;
10 октября 1791 года - окончание строительством и освящение теплой церкви во имя Покрова Богородицы;
1792-1796 годы - строительство холодной церкви;
29 июня 1798 года - освящение холодного храма во имя Святых Апостолов Петра и Павла;
1806 год - начало строительства колокольни по проекту архитектора Ф.М. Рослякова. Работы ведет мастер каменных дел Ф. Трушков;
1810 год - останова строительства вследствие сильного отклонения колокольни от вертикального положения;
февраль 1816 года - утверждение нового проекта колокольни, составленного архитектором М.А. Андреевским;
6 мая 1817 года - заключение договора с мастером каменных дел Ф.Г. Тюриным на разборку двух верхних ярусов колокольни и возведения их о новому проекту;
1817 год - окончание строительством колокольни;
31 мая 1876 года - утверждение проекта на переустройство теплой церкви. Автор- архитектор А.С. Андреев;
1876 год - окончание работ по расширению теплой церкви;
1879 год - устройство вокруг церкви каменной ограды по проекту архитектора А.С. Андреева.
Е.Г. Рупасов
Источник: "Уржумские Ведомости" 
Категория: Монастыри, церкви, часовни | Добавил: Георгич (22.01.2016)
Просмотров: 335 | Теги: петропавловская церковь, Рупасов, петровское | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт Свято-Троицкого 
Собора