Уржумская Земля
Меню сайта
Категории раздела
Агропром, сельское хозяйство [68]
Археология [5]
Русско-турецкая война 1877-1878 [0]
Земское войско [3]
Отечественная война 1812 года [3]
Первая мировая война [3]
Революционеры [9]
Годы революции и гражданской войны [30]
Великая Отечественная война [63]
Горячие точки [8]
На государевой службе [5]
Георгиевские кавалеры [1]
Герои Советского Союза [18]
Депутаты Государственной Думы [5]
Почётные граждане Уржума [32]
Почётные граждане Уржумского района [12]
Генеалогия [3]
Заброшенный ящик [0]
Забытые имена [4]
Заселение Уржумской земли [6]
Иностранцы в Уржуме [11]
Исторические, заповедные и памятные места [3]
Исторические справки [20]
История, легенды народов, вера [14]
Комсомол [5]
Краеведение и краеведы [20]
Культура и искусство [176]
Купцы, торговля, ярмарки [13]
Лесное хозяйство [14]
Медицина [44]
Монастыри, церкви, часовни [25]
Музеи [12]
Научное наследие [39]
Некрополь, некрополистика [36]
Образование [86]
Политика [11]
Политические лидеры [82]
Почта, филателия, филокартия [2]
Правопорядок, спецслужбы [31]
Православная страница [86]
Природные ресурсы [0]
Промыслы и ремёсла [38]
Промышленность, производство [45]
Реки, озёра, пруды и родники [11]
Священнослужители [0]
Службы [3]
Спорт, туризм [44]
Судьба человека [143]
Судьбы сёл и деревень [145]
Топонимика. Ономастика [7]
Транспорт, дороги [8]
Увлечения, нумизматика, фалеристика [16]
Уржум [43]
Уржумский уезд [23]
Уржум в открытках [7]
Шурминский район [0]
Флора и фауна [7]
Разное [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Промыслы и ремёсла

НѢКОТОРЫЯ КАМЕНОЛОМНИ ВЯТСКОЙ ГУБЕРНІИ.

НѢКОТОРЫЯ КАМЕНОЛОМНИ ВЯТСКОЙ ГУБЕРНІИ.

Горн. Инж. П. Боклевскаго.

Послѣдніе годы и общество и само Правительство начали усиленно интересоваться развитіемъ кустарныхъ промысловъ въ Россіи.

Экономическое значеніе этого рода промышленности дѣйствитѳльно такъ велико, занимаетъ такое множество рукъ, притомъ преимущественно въ зимнее, свободное отъ сельскохозяйственныхъ работъ время, что имѣетъ громадное экономическое значеніе въ народной жизни, а потому заслуживаетъ самаго серьезнаго изученія, безъ котораго немыслимо никакое содѣйствіе для ѳя развитія.

Въ ряду кустарныхъ промысловъ весьма существенное значеніе имѣетъ занятіе различными видами горной промышленности, дающее заработокъ очень большому числу рa6oчихъ и удовлетворяющее такія мѣстныя потребности, которыя въ большинствѣ случаевъ составляютъ предметъ первой необходимости, какъ, напримѣръ, добыча жернововъ, точильныхъ и другихъ камней и т. под.

Кромѣ чисто экономическаго значенія, крестьянскія горныя разработки представляются интересными какъ по нѣкоторымъ своеобразнымъ техническимъ пріемамъ, такъ и потому, что онѣ возникли и существуютъ совершенно самостоятельно, безъ всякаго участія и содѣйствія со стороны интеллигенціи или государственной власти.

Вотъ почему я беру на себя смѣлость подѣлиться съ читателями моими наблюденіями надъ нѣкоторыми Вятскими каменоломнями, хотя наблюденія эти далеко не обнимаютъ собою всѣ тѣ мѣстности, гдѣ существуетъ кустарная горная промышленность въ Вятскомъ Округѣ и для подробнаго ознакомленія съ которыми; совершенно недостаточно моего одиночнаго труда.

______

I. Въ Уржумскомъ уѣздѣ находятся очень древнія ломки жернового камня, принадлежащія крестьянамъ черемисамъ Сернурской и Ирмучатской волостей. Разработки эти возникли такъ давно, кто добиться разспросами о томъ, сколько времени онѣ существуютъ, нѣтъ возможности, и самые преклонные старики объясняли мнѣ, что еще ихъ дѣды работали здѣсь въ давно существующихъ „задѣльяхъ”.

Современные черемисы, въ составъ земельнаго надѣла которыхъ входятъ и эти жерновыя ломки, до сихъ поръ являются совершенно дикимъ народомъ; до сихъ поръ они остаются язычниками въ полномъ смыслѣ слова, хотя большинство изъ нихъ и числится православными: они по прежнему молятся керемети и празднуютъ пятницу, очѳнь немногіе понимаютъ русскую рѣчъ, а еще рѣже встрѣчаются говорящіе по-русски.

Во всемъ рѣшительно проявляется у нихъ такая косность, кто можно съ полной увѣренностью утверждать, что тамъ, гдѣ нѣтъ непосредственнаго внѣшняго давленія, бытъ черемисовъ остался совершенно такимъ, какимъ онъ былъ 200—300 лѣтъ назадъ. Поэтому трудно предположить, чтобы въ такомъ домашнемъ ихъ промыслѣ, какъ добыча жернового камня, послѣдовала какая нибудь перемѣна противъ самыхъ старинныхъ, можно сказать, древнихъ пріемовъ, которые примѣнялись еще ихъ прадѣдами; а такъ какъ все указываетъ на существованіе этихъ ломокъ уже въ теченіи нѣсколькихъ столѣтій, то теперешнія разработки являются интереснымъ представителемъ древнихъ пріемовъ, которые притомъ употреблялись совершенно некультурной народностью.

И точно, хотя въ курсѣ горнаго искусства и упоминается объ огневомъ способѣ рудничныхъ работъ, но мнѣ никогда не случалось не только видѣть такія работы, но даже читать или слышать объ ихъ примѣненіи гдѣ нибудь въ настоящее время; между тѣмъ въ описываемыхъ ломкахъ этотъ способъ сохранился въ полной неприкосновенности.


Скальный массив. Нолькинские каменоломни.

Здѣшнѳе мѣсторожденіе жернового камня представляетъ горизонтальный пластъ, обнажающійся по обоимъ берегамъ глубокаго оврага небольшой рѣчки Нольки; глубина оврага саженъ 40—50, съ довольно крутыми берегами, поросшими хвойнымъ мелколѣсьемъ, благодаря которому обнаженія породъ наблюдать нельзя; но, судя по отдѣльнымъ пунктамъ, гдѣ случайно нѣтъ осыпи, поросшей травой и кустарникомъ, можно съ достаточной увѣренностью заключить, что оба берега сложены изъ мощныхъ пластовъ песчаниковъ, между которыми залегаетъ болѣе твердый пластъ жернового камня, толщиною 14—15 вершковъ, служащій предметомъ разработки. Камень этотъ представляетъ кварцевый, весьма мелкозернистый песчаникъ, съ известково-глинистымъ цементомъ, и имѣетъ умѣренную твердость, такъ что замѣтно царапается ножемъ и довольно легко поддается обработкѣ насталенными инструментами.

Разработываѳмый слой тянется версты на 11/2 по оврагу и переходитъ съ одной стороны его на другую, весьма незначительно измѣняясь въ твердости, но при этомъ на лѣвомъ берегу оврага имѣется только одинъ рабочій пластъ, но, какъ уже сказано, вершковъ до 15 толщины, тогда какъ на противуположномъ берегу добываются два пласта, залегающихъ одинъ на другой и раздѣленныхъ между собою только тонкимъ пропласткомъ болѣе мягкаго песчаника. Толщина каждаго пласта отъ 7 до 12 вершковъ, но за то оба они нѣсколько уступаютъ въ твердости, и, слѣдовательно, въ цѣнности камня, пласту лѣваго берега.

Кровля и подошва рабочаго пласта состоятъ изъ того же песчаника, только болѣе мягкаго и трещиноватаго. Трещины эти раздѣляютъ кровлю на большія плиты, нерѣдко въ 2—3 квадратныхъ сажени площадью, идя въ самыхъ различныхъ направленіяхъ; но, благодаря своимъ большимъ размѣрамъ, плиты составляютъ прочный и хорошій потолокъ, почти не нуждающійся въ крѣпленіи. Не будь этого благопріятнаго обстоятельства, врядъ ли здѣшнія работы могли бы достигнуть такихъ значительныхъ размѣровъ, такъ какъ черемисы крайне неохотно употребляютъ крѣпь и избѣгаютъ ея вездѣ, гдѣ только возможно, а гдѣ и употребляютъ, то совершенно не умѣло и безъ всякой системы. При меньшей надежности кровли было бы навѣрно множество несчастныхъ случаевъ, потому что, даже при заявленномъ требованіи закрѣпить опасное мѣсто, крестьяне всячѳоки уклоняются отъ исполненія этого и, чтобы добиться постановки нѣсколькихъ стоекъ, приходится обращаться къ содѣйствію волостного начальства.


Поставлено несколько стоек

Надо думать, что и теперь несчастные случаи изрѣдка бываютъ, но черемисы скрываютъ ихъ самымъ тщательнымъ образомъ, что имъ удается, благодаря ихъ большой солидарности между собой и значительной изолированности отъ русскаго населенія. Мнѣ извѣстенъ только одинъ смертный случай, происшедшій лѣтъ 8 тому назадъ, и обнаружившійся только потому, что въ задѣльѣ, гдѣ онъ произошелъ, работали и черемисы и русскіе.

Работы ведутся сплошнымъ забоемъ, подвигаясь вглубь горы; ширина забоя обусловливается главнѣйшимъ образомъ качествомъ камня, т. ѳ. степенью его твердости и трещиноватости, при чемъ забой, то суживается, то расширяется, но никогда не бываетъ уже 1 пары, т. е. 4 аршинъ; парой называется такой размѣръ плиты, изъ которой можно сдѣлать 2 полномѣрныхъ жернова—восьмерика, т. е. въ 8 четвертей. Если камень пошелъ плохой, то при суженномъ забоѣ, по обѣимъ сторонамъ его, оставляются нѳвынутые цѣлики, которые оказываются весьма полезными какъ столбы, поддерживающіе потолокъ выработки.

Высота работъ ведется въ 3 аршина, хотя нерѣдко она достигаетъ и до 4 аршинъ, если плотная плита, образующая кровлю, повысилась.

Самая работа ведется такъ: непосредственно надъ рабочимъ пластомъ, во всю ширину забоя, дѣлается врубъ, глубиною 6—8 вершковъ, такъ что верхній пластъ, прикрывающій собой рабочій, образуетъ какъ бы наклонный навѣсъ. Работа эта медленная и трудная; производится она инструментомъ, называемымъ тупицей и представляющимъ нѣчто въ родѣ грубой кирки, вершковъ 4—5 длины и вершокъ толщины, конецъ острый, насталенный, вѣсъ инструмента отъ 6 до 10 фунтовъ. Тупицу приходится вострить въ кузницѣ ежедневно и каждый рабочій перемѣнитъ ежедневно три штуки. Отвастриваніѳ инструментовъ производится своимъ кузнецомъ, изъ черемисъ же, и ему платится за каждую тупицу 1/2 копѣйки.

Когда врубъ доведенъ до надлежащей глубины, то въ него плотно закладываются дрова, длиною 2 аршина, еловые кругляки 4—5 вершковъ толщины; ближе къ породѣ сухіе, наружу по сырѣе, чтобы дѣйствіе огня направлялось больше на камень. Кладутъ сразу жѳ болѣе 4-5 полѣнъ и зажигаютъ, а рабочіе уходятъ отъ угара. Отъ дѣйствія огня, верхній слой песчаника растрескивается и частію самъ обваливается, частію же отбивается потомъ тупицами.

Костеръ раскладывается нѣсколько разъ, прежде нежели камень прогрѣется достаточно сильно и на надлежащую глубину; наблюдать за горѣніемъ дровъ невозможно, потому что дымъ и угаръ наполняютъ всю выработку; рабочіе идутъ навѣдываться въ забой только часа черезъ 2—3 послѣ того, какъ зажгутъ костеръ. Когда все, что возможно, уже обвалилось, то приступаютъ вновь къ углубленіямъ вруба и такъ далѣе, пока рабочій пластъ не обнажится аршина на 21/2—3. Чтобы отъ жара не трескался добываемый пластъ, вся открытая его поверхность засыпается пескомъ и мелкимъ щебнемъ, слоемъ вершка въ 4, и уже на этомъ слоѣ раскладывается костеръ; благодаря этой предосторожности камень не рвётъ.

По обнаженной поверхности добываемаго пласта, для отдѣленія его, углубляютъ борозды, на разстояніи 2 аршинъ отъ края, считая вглубь забоя, а затѣмъ и попѳрѳгъ этого направленія, тоже на разстояніи 2 аршинъ, чтобы раздѣлить всю плиту на 2-хъ аршинные куски. Борозды дѣлаются той же тупицей, шириною 3—4 вершка и глубиною 5—6 вершковъ. Въ эти борозды загоняютъ желѣзные насталенные клинья: вершковъ 6 длины и 11/4 вершка толщины; загоняютъ ихъ балдой до 20 фунтовъ вѣсомъ.

Обыкновенно, отъ дѣйствія клиньевъ, пластъ разбивается на желаемыя части, но нерѣдко трескается неправильно, и уже полномѣрнаго жернова изъ куска не выходитъ; случается, что оторванный кусокъ и вовсе никуда нѳгодится. При откалываніи желаемаго куска, онъ обыкновенно отъ дѣйствія клиньевъ сдвигается съ своей постели, если же вертикальной трещиной этого не достигнуто, то кусокъ откалываютъ, забивая съ подошвы клинья въ горизонтальномъ направленіи, для чего предварительно дѣлается не глубокая подбойка снизу плиты.

Оторваный кусокъ обработываѳтся въ грубомъ видѣ тутъ же; на мѣстѣ, тѣми же самыми рабочими. Вообще, вся работа по добыванію жернового камня изъ забоя и вся окончательная отдѣлка жернова, производятся каждымъ рабочимъ самостоятельно и никакого раздѣленія труда не существуетъ: каждый рабочій является, такимъ образомъ, и горнорабочимъ и каменотесомъ.

На поверхности куска, прежде всего, очерчивается окружность возможно большаго діаметра, смотря по куску, однако нѳ болѣе 1 аршина 14 вершковъ. Для этого употребляется циркуль изъ гибкой палки, согнутой дугою и связанной лыкомъ; передвигая лыко вверхъ и внизъ, можно измѣнять раствореніе ножекъ этого циркуля; въ концы ножекъ загнаны желѣзные шпеньки, которыми и нацарапываютъ бороздку. Углы обрубаются и вообще производится грубая обработка при помощи тупицы, клина и балды; болѣе чистая, а также и окончательная отдѣлка выполняется насѣкой; это родъ тяжелаго топора, но несравненно болѣе толстаго и значительно поуже плотничнаго, насаженнаго на обыкновенное топорище; вѣсъ насѣки—фунтовъ 12. Насѣка дѣлается желѣзная, насталенная; вострить ее приходится въ кузницѣ въ 2 дня разъ, за что кузнецу платится 11/2 копѣйки.

Окончательная отдѣлка жернова производится уже снаружи копи, гдѣ обтесываются всѣ поверхности, но уже насѣкой болѣе легкой, фунтовъ въ 7, и въ заключеніе въ центрѣ продолбливается круглое отверстіе въ 3 вершка діаметромъ, что дѣлается тупицей.

Изъ копи жерновъ долженъ выкатываться наружу не сразу, а въ дня 3—4, иначе отъ сильнаго мороза онъ трескается.

Браку получается вообще очень много и часто даже какой нибудь существенный порокъ, усматривается уже при окончательной отдѣлкѣ, или жерновъ трескается вдоль, при этомъ тонкій жерновъ цѣнится въ нѣсколько разъ дешевле толстаго.

По мѣрѣ подвиганія забоя, выработанное пространство закладывается породой, для чего изъ крупныхъ кусковъ выкладывается стѣнка, довольно правильно, и за нее заметывается мелочь; разстояніе между забоемъ и закладкой оставляется сажени въ 11/2—2, и въ закладкѣ оставляется проходъ около 2 аршинъ шириною, ограниченный стѣнками закладки. Ходъ этотъ называется выкатомъ и служить какъ для выкатыванія грубо-обработанныхъ жернововъ, такъ и для вывозки излишней породы, которую вывозятъ лошадью, запряженною въ большія салазки съ поставленной на нихъ плетеной корзиной.


Грубо-обработанный жерновъ

Стѣнки закладки и оставленные невынутыми цѣлики плохого качества камня, служатъ крѣпленіемъ, которое изрѣдка дополняется отдѣльными деревянными стойками, а еще рѣже 2-3 неполными дверными окладами.


Забутовка, крепи и жернова в Нолькинских каменоломнях.

Одинъ ходъ (штольна) служитъ для нѣсколькихъ сосѣднихъ артелей, которыя пользуются имъ сообща. Разстояніе одного хода отъ другого и выходъ ихъ на поверхность по берегу оврага неодинаковы, но обыкновенно 15—20 саженъ; многіе выходы давно заброшены, не поддерживаются и служатъ только для вентиляціи.





Штольна

Штольны подъ землею не идутъ по прямой линіи, а измѣняютъ свое направленіе въ зависимости отъ направленія забоя; считая по прямой линіи, работы углубились въ гору саженъ на 60 -70 отъ устья штольны.

Сосѣдніе ходы нерѣдко соединяются другъ съ другомъ, но это не дѣлается систематически, а происходитъ только тогда, когда добычныя работы въ ближнихъ дѣлянкахъ близко сойдутся между собою.

Благодаря этимъ соединеніямъ, естественная вентиляція довольно удовлетворительная, безъ чего было бы даже невозможно работать, такъ какъ копоти и дыму въ забоѣ чрезвычайно много, не только отъ раскладываемыхъ костровъ, о которыхъ упомянуто было выше, но также и отъ способа освѣщенія выработокъ. Освѣщеніе производится смольёмъ, т, е. смолистыми сосновыми корнями; такой корень расщепляется на концѣ помощью топора или тупицы и служитъ довольно яркимъ факеломъ, который втыкается въ какую нибудь трещину въ горизонтальномъ или наклонномъ положеніи. Несмотря на всю примитивность этого освѣтительнаго матеріала, его предпочитаютъ свѣчамъ, потому что послѣднія горятъ въ выработкахъ очень тускло, а сальныя, кромѣ того, сильно оплываютъ, благодаря высокой температурѣ выработки. Въ забоѣ бываетъ жарко, какъ въ банѣ, потому что раскаленный дровами камень остываетъ очень медленно и пришлось бы слишкомъ долго ждать пока онъ совсѣмъ остынетъ. Рабочіе не только работаютъ въ однѣхъ рубахахъ, буквально обливаясь потомъ, но нерѣдко принуждены бываютъ оставаться совершенно безо всякаго одѣянія. Сносная вентиляція возможна только въ холодную погоду, а потому работы начинаются не раньше половины октября и оканчиваются къ Благовѣщенію — 25 марта. Выходя наружу, что конечно дѣлается нѣсколько разъ въ день, рабочіе не принимаютъ никакихъ предосторожностей и обыкновенно надѣваютъ, полушубокъ уже на свѣжемъ воздухѣ, гдѣ и оставляется платье, „чтобы не коптилось”. Какое желѣзное здоровье нужно имѣть, чтобы работать при такихъ условіяхъ!!..

Копоть отъ смолистаго дыма до такой степени прочно въѣдается въ кожу, что и въ банѣ не сразу ее отмоешь.

Раньше было уже упомянуто, что описываемое мѣсторожденіе входитъ въ составъ надѣла нѣкоторыхъ деревень Сернурской и Ирмучашской волостей; по первой, изъ нихъ 4 деревнямъ и по второй—5.

На Сернурской сторонѣ, гдѣ камень лучше, въ настоящее время находится въ дѣйствіи 21 штольна и кромѣ того нѣсколько заброшенныхъ. Владѣльцевъ — черемисъ 33 домохозяина, между которыми и раздѣлено все мѣсторожденіе. На Ирмучашской сторонѣ дѣйствуютъ 44 штольны при 68 домохозяевахъ. Каждая семья владѣетъ пространствомъ на 3 „пары“ (пара соотвѣтствуетъ 2-мъ жерновамъ восьмерикамъ, т. ѳ. 4 аршинамъ), слѣдовательно 12 аршинами по берегу оврага. Такое владѣніе существуетъ собственно при давнишнихъ, ранѣе заведенныхъ штольнахъ; но никому изъ крестьянъ, принадлежащихъ къ сельскому обществу этихъ деревень, не возбраняется начать разработку и на новомъ свободномъ мѣстѣ, что впрочемъ дѣлается неохотно, такъ какъ такая разработка неизбѣжно потребуетъ много первоначальныхъ затратъ для устройства новой штольны.

Крестьяне другихъ деревень, хотя бы тоже черемисы и той же волости, не допускаются къ устройству своего задѣлья, но могутъ быть припущѳнниками, входя въ соглашеніе съ владѣльцемъ той дѣлянки, въ которой они желаютъ работать. За такое допущеніе припущенникъ уплачиваетъ въ пользу владѣльца извѣстную часть отъ полученнаго заработка, т. е. съ рубля валового дохода отъ 1/6 до 1/3, смотря по качеству камня. Такихъ припущѳнниковъ на Сернурской сторонѣ имѣется 18 человѣкъ; между ними бываютъ и русскіе.

Работа обыкновенно ведется по двое въ забоѣ, но русскіе никогда не становятся въ одной парѣ съ черемисами.

Добиться размѣра заработка очень трудно; обыкновенно увѣряютъ, что онъ крайне малъ и часто приходится слышать, что работаютъ себѣ въ убытокъ. Но изъ сопоставленія цѣлаго ряда отвѣтовъ, можно вывести, что чистый заработокъ на каждаго рабочаго измѣняется отъ 7 до 15 рублей, въ среднемъ 10 рублей чистыхъ. За всю зиму удается добыть на двоихъ рабочихъ (на забой) двѣ пары хорошихъ жернововъ, или нѣсколько похуже и цѣною много подешевле.

Хорошимъ считается жерновъ въ 7 четвертей діаметра, толщиною въ 13 вершковъ; большихъ размѣровъ уже не дѣлается. Продается такой жерновъ рублей за 8 на мѣстѣ; самый наилучшій доходитъ до 12 рублей, но это уже рѣдкость; съ уменьшеніемъ размѣровъ или при малѣйшемъ недостаткѣ, цѣна понижается непропорціонально быстро; — такъ хорошій жерновъ, толщиною въ 5 вершковъ, стоитъ всего 50 коп.

Треснувшіе жернова тоже иногда находятъ покупателей и идутъ на стойки, т. е. подъ углы деревянныхъ домовъ, подъ воротные столбы и т. п. Цѣна имъ отъ 2 до 10 коп. за штуку.

Жернова продаются на мѣстѣ пріѣзжимъ покупателямъ, которые и везутъ ихъ на ярмарки, главнѣйшѳ въ г. Яранскъ, верстъ за 100; конечно ими же снабжаются и всѣ мельницы въ округѣ.

Изъ валового заработка нужно вычесть еще расходы производства: на забой на зиму издерживается 4 воза дровъ 2-хъ аршинныхъ еловыхъ, цѣною 25—35 коп.; 1 возъ смолья цѣною 1 рубль; исправленіе инструмента отъ 3 до 5 рублей и нѣсколько паръ рукавицъ. За вычетомъ всѣхъ этихъ расходовъ, рабочему въ среднемъ выводѣ придется рублей 10. Какъ уже сказано, работаютъ съ половины октября до конца марта мѣсяца, — т, е. 51/2 мѣсяцевъ; за исключеніемъ праздничныхъ и прогульныхъ дней, навѣрное останется не менѣе 100 рабочихъ дней, которые слѣдовательно и оплачиваются въ среднемъ выводѣ по 10 коп. за полную поденщину, на своихъ харчахъ.

На первый взглядъ можетъ казаться невѣроятнымъ, что рабочій довольствуется такимъ ничтожнымъ заработкомъ, тогда какъ въ другихъ частяхъ Уржумскаго уѣзда средняя поденщина оцѣнивается въ 25-35 коп.; а между тѣмъ на каменоломняхъ этихъ двухъ волостей занято до 600 человѣкъ. Это явленіе объясняется тѣмъ, что другихъ какихъ либо промысловъ въ этой мѣстности не существуетъ вовсе, а отъ дому черемисъ никуда не пойдетъ; да и какъ идти при его дикости, при незнаніи русскаго языка и въ чужую среду, съ чужими обычаями?

Во всякомъ случаѣ существовать на заработокъ, получаемый отъ одной только добычи жернововъ, было бы невозможно и она является лишь подсобнымъ промысломъ, главное же занятіе здѣшнихъ жителей составляетъ хлѣбопашество.

II. По лѣвому берегу той же рѣчки Нольки, версты на двѣ ниже по теченію ея отъ жерновыхъ ломокъ, расположенъ цѣлый рядъ каменоломенъ, которыя тянутся по берегу оврага версты на 11/2 - на 2. Здѣсь добывается извѳстковый камень, по мѣстному весьма распространенному названію — апока.

Здѣшняя апока представляетъ собою породу весьма мягкую; она легко чертится ножѳмъ, а также тешется топоромъ и пилится обыкновенной поперечной пилой. Строеніе ея чрезвычайно мелко-ноздреватое и въ изломѣ она представляется сплошь усѣянной мелкими круглыми дырочками, діаметромъ 1/41/2 mm.; при разсмотрѣніи въ лупу не замѣчается раковистаго строенія, а въ небольшихъ и довольно рѣдкихъ кавернахъ стѣнки состоятъ изъ мелкихъ шариковъ различнаго діаметра съ пустотою внутри. Такимъ образомъ всего естественнѣе признать эту породу за оолитовый глинистый известнякъ.

Окаменѣлостей въ этой породѣ мнѣ нигдѣ встрѣтить не удалось.

Пласты этого известняка залегаютъ выше жернового песчаника, о которомъ говорилось ранѣе, и гдѣ онъ по видимому отсутствуетъ; всего вѣроятнѣе, что вышеупомянутые песчаники простираются на значительномъ разстояніи и залегаютъ подъ пластами известняка, но такъ какъ я посѣщалъ описываемыя каменоломни зимою, то и нѳ могъ прослѣдить напластованіе подъ глубокимъ снѣгомъ.

Насколько можно было наблюдать въ каменоломняхъ, рядъ горизонтальныхъ пластовъ известняка, толщиною отъ 1/2 до 1 аршина, образуетъ толщи въ нѣсколько саженъ мощностью и начинается непосредственно подъ растительной землей и слоемъ известковаго щебня.

Ломки принадлежатъ также черемисамъ Сернурской волости; трехъ деревень: Нуръ-Салы, Наранъ-Салы и Нупъ-Салы. Для добычи камня каждый домохозяинъ устраиваетъ отдѣльный ходъ, который, начинаясь въ крутомъ берегу оврага, ведется сперва открытой канавой, а затѣмъ переходитъ въ короткую штольну.

Достигши плотнаго неразрушеннаго пласта, начинаютъ выбирать сверху мелкіе куски камня, который годится на бутъ; подвигаясь сверху внизъ, куски камня дѣлаются все крупнѣе и представляютъ наконецъ сплошной пластъ, который неглубокими врубами и забиваемыми въ нихъ клиньями раздѣляется на болѣе или менѣе правильныя глыбы, объемомъ отъ одного до двухъ кубическихъ аршинъ; такъ какъ пласты имѣютъ около аршина толщины, то отламываемымъ кускамъ стараются дать кубическую форму, размѣромъ въ 1 аршинъ.

Въ каждомъ задѣльѣ выламываются послѣдовательно нѣсколько пластовъ сверху внизъ, углубляя въ то же время штольну и весь выходъ; поэтому работы представляютъ собою неправильную пещеру, высотою въ 2 и болѣе сажени и саженъ 5—6 ширины и длины. Крѣпленія не употребляютъ совершенно, довольствуясь дѣйствіемъ мороза, а чтобы усилить промерзаніе посредствомъ болѣе свободнаго доступа холоднаго воздуха, продѣлываютъ въ сводѣ пещеры одну или двѣ отдушины. Потолокъ пещеры состоитъ изъ мелкихъ кусковъ известняка, перемѣшанныхъ со щебнемъ и землею; въ промежуткахъ между ними видны корни деревьевъ и кустарниковъ, ростущихъ на поверхности, и все это скрѣплено только морозомъ. Толщина кровли близь штольни всего 11/2 - 2 аршина, но по мѣрѣ расширенія выработки толщина потолка быстро увеличивается и достигаетъ уже 5-6 аршинъ. Конечно, такая кровля крайне ненадежна и опасна, а съ наступленіемъ оттепели появляется въ ней течь и отдельные куски потолка начинаютъ обваливаться, причемъ легко могутъ не только изувѣчить рабочихъ, подъ ними, находящихся, но и совершенно завалить ихъ. Въ началѣ марта, когда я осматривалъ эти пещеры, между ними встрѣчались такія, что я не рѣшался проникать во всю глубину ихъ и былъ вынужденъ немедленно закрыть работы. Весной всѣ эти пещеры обваливаются совершенно и, съ наступленіемъ зимы, добыча устраивается уже на новомъ мѣстѣ, по сосѣдству съ обвалившейся пещерой.

Было бы конечно несравненно безопаснѣе вести открытыя работы (что теперь и поставлено непремѣннымъ условіемъ ихъ продолженія), но рабочіе предпочитаютъ оставлять кровлю, чтобы снѣгомъ не замѣтало карьеры и чтобы не работать на вѣтру.

Отдѣльныхъ такихъ выработокъ насчитывается до 59, въ которыхъ обыкновенно работаютъ попарно, но въ нѣкоторыхъ по двѣ и по три пары рабочихъ.

Работы начинаются съ зимняго Николы (6 декабря), когда наступаютъ уже порядочные морозы, и продолжаются до начала или половины марта.

Добытый камень идетъ на стойки, на надгробные памятники, для чего онъ отесывается въ болѣе или менѣе правильную форму простымъ топоромъ; главнѣйшѳ же онъ употребляется на распиловку, при помощи обыкновенной поперечной пилы, только нѣсколько подлиннѣе. Для этого аршинный кубическій кусокъ сперва правильно опиливается со всѣхъ сторонъ и затѣмъ разрѣзается на плиты в 11/2 вершка толщины при 12 вершкахъ въ сторонѣ квадрата.



Плиты эти идутъ на выстилку половъ въ церквахъ и казенныхъ зданіяхъ и имѣютъ сбытъ по преимуществу въ Казань. Пилятъ также кирпичъ размѣрами 8X4X2 вершка.

Плита на мѣстѣ продается отъ 10 до 12 коп. за штуку, а кирпичъ 18—20 руб. за 1000. Необработанный камень 12 — 16 вершковъ по ребру куба, стоитъ 8—12 копѣекъ.

Размѣръ заработка и здѣсь опредѣлить съ точностью не удалось, но приблизительно онъ составляетъ рублей 12— 15 на человѣка за всю зиму; работа эта оказывается нѣсколько выгоднѣе противъ жерновой, такъ какъ при ней не употребляется ни дровъ, ни смолья на освѣщеніе выработки, да и меньше требуется исправленія инструментовъ.

Каменоломни эти даютъ зимній заработокъ слишкомъ 200-мъ человѣкъ; возникли онѣ лѣтъ 15 тому назадъ и постоянно развиваются, а распиловка камня началась всего только два года, но несомнѣнно будетъ ежегодно усиливаться, выгодно конкурируя съ Кукарской апокой, которая до сихъ поръ имѣла исключительный сбытъ въ весьма обширномъ районѣ.

III. Кукарскія каменоломни расположены близь очень бойкаго торговаго пункта—Cлободы Кукарки, Яранскаго уѣзда.

Главныя и самыя капитальныя работы принадлежатъ селу Жерновогорью, Ильинской волости, и расположены по правому берегу р. Вятки, на узкомъ мысѣ, образуемомъ р. Пижмой при впаденіи ея въ Вятку.

Каменоломни эти основаны болѣе 200 лѣтъ тому назадъ, о чемъ можно судить по нѣкоторымъ стариннымъ церквамъ въ Кукаркѣ и городѣ Вяткѣ, на постройку которыхъ отчасти употреблялся здѣшній апоковый камень, какъ очень удобный матеріалъ для облицовки фундамента, лѣстницъ и т. п.

Камень, называемый апокой, представляетъ собою свѣтло-сѣрый, нѣсколько жѳлтоватый мергель, плотный и довольно твердый, но который пилится пилой и тешется топоромъ легко и удобно; мѣстами, отъ кремнистыхъ стяженій, онъ дѣлается болѣе твердымъ, до того, что пилить его нельзя; тогда онъ называется „желѣзнякомъ” и теряетъ почти всякую цѣнность, годясь только на стойки и бутъ.

Рабочій пластъ апоки имѣетъ весьма различную толщину, залегаетъ почти горизонтально, лишь съ весьма незначительнымъ паденіемъ, направленнымъ отъ С. С. З. на Ю. Ю. В., почему я разработки идутъ постепенно и едва замѣтно понижаясь, по мѣрѣ развитія работъ, въ глубь горы. Надъ рабочимъ пластомъ апоковаго камня залегаетъ пластъ, того же камня, но болѣе, иди менѣе трещиноватаго, который годится только на бутъ. Надъ мелкой опокой идетъ, по мѣстному названію, “печина”, представляющая пластъ сѣраго кварцеваго песчаника съ извѳстково-глиністымъ цементомъ; онъ довольно твердъ, образуетъ огромныя плиты и притомъ съ горизонтальной слоеватостью различной твердости, при общей толщинѣ пласта до 4 аршинъ.

На него налегаетъ пластъ жернового камня, представляющаго трердый, мелкозернистый, кварцевый песчаникъ въ родѣ кварцита, но все же съ нѣсколько известково-глинистымъ цементомъ, хотя вообще этотъ пластъ несравненно тверже печины; толщина его на всемъ протяженіи мѣсторожденія различна и доходитъ до 11/2 аршина, раздѣляясь на два слоя, изъ коихъ оба идутъ на выдѣлку жернововъ.

Выше вновь идетъ сѣрый мягкій песчаникъ пластомъ въ 2 и болѣе аршина толщины, а надъ нимъ залегаетъ пластъ болѣе известковистаго мергеля, который при обжогѣ даетъ известь, но плохого, качества; толщина его достигаетъ одного аршина.

Выше залегаютъ пласты разноцвѣтныхъ мергелей различной толщины, образуя довольно высокую, узкую и длинную гору, составляющую мысъ между рѣками Вяткой и Пижмой.

Какъ пластъ апоки, такъ и всѣ вышележащіе пласты, по изслѣдованіямъ казанскаго геолога г. Кротова 1), относятся къ цехштейну.

Разработка апоковаго камня ведется штольнами, заложенными въ полугорѣ со стороны р. Вятки, изъ которыхъ самыя значительныя углубились въ гору около 100 саженъ.

Ежегодно, одни и тѣ же лица, составляя артель въ 6-7 человѣкъ, работаютъ въ одной и той же штольнѣ, называемой „задѣлье” и которая составляетъ какъ бы наслѣдственную собственность участниковъ артели. Въ артель можетъ вступить и новый членъ, принадлежащій къ Жерновогорскому сельскому обществу, но для этого онъ долженъ вкупиться, внеся извѣстную сумму по соглашенію съ артелью, которая собственно взимается за расчистку и поддержаніе штольны трудами артели, такъ какъ на самый камень каждый однообщественникъ имѣетъ равныя права; но посторонній человѣкъ не можетъ быть принятъ въ составъ артели не только съ ѳя согласія, но даже съ согласія всего общества, что вполнѣ справедливо, такъ какъ это мѣсторожденіе апоковаго камня составляетъ весь земельный надѣлъ Жѳрновогорскихъ крестьянъ, получившихъ отъ удѣльнаго вѣдомства по уставной грамотѣ только эту гору, усадьбу и по одной десятинѣ покоса на душу; земледѣліемъ же они не занимаются вовсе, почему и отъ зѳмли отказались.

Приступаютъ къ работѣ съ начала октября (съ Покрова) и начинается она съ расчистки штольны отъ обвалившагося за лѣто камня, составляющаго кровлю работъ. Камня этого наваливается очень много и приходится употребить недѣли 2-3 на расчистку хода, частію складывая камень стѣнками вдоль хода, но оставляя проходъ въ 2—3 аршина шириною, и вывозя излишнюю породу подъ гору.

Высота штольны съ каждымъ годомъ увеличивается все болѣе и достигаетъ мѣстами, особенно ближе къ устью, до 4—5 саженъ высоты, благодаря каждогоднымъ лѣтнимъ обваламъ; обвалы эти происходятъ потому, что просачивающаяся сверху вода промораживается за зиму, образуя мѣстами огромные сталактиты, и льдомъ разрушается на извѣстную толщину потолокъ штольны, и какой слой за зиму промерзнетъ, тотъ и обвалится, когда оттаетъ.

По всему протяженію штольны крѣпи почти никогда не встрѣчается и ее отчасти замѣняютъ каменныя стѣнки, выкладываемыя довольно правильно изъ болѣе крупныхъ, обвалившихся кусковъ породы.

Когда штольна расчищена, приступаютъ къ подготовкѣ забоя. Для этого кайлами врубаются въ песчаникъ подъ потолкомъ выработки, выбирая ту часть его, которая лежитъ на сильно трещиноватой апокѣ и въ свою очередь сильно трещиновата, и доходятъ такимъ образомъ до той части пласта, которая состоитъ изъ огромныхъ плитъ, разбитыхъ трещинами, идущими въ различныхъ направленіяхъ, но плиты между ними все же имѣютъ нерѣдко 4—5 и болѣе аршинъ, а потому представляютъ довольно надежный потолокъ.

Песчаника выбираютъ аршина 11/2 и углубляются въ горизонтальномъ направленіи на 1—11/2 аршина; далѣе начинаютъ выбирать мелкую апоку, идущую на бутъ, причемъ образуется уступъ въ 11/2 аршина, съ котораго продолжаютъ подвигать забой по песчанику и такъ далѣе, пока забой не достигнетъ 11/2—2 саженъ глубины. Ширина забоя обусловливаѳтся вертикальными трещинами въ рабочемъ пластѣ, идущими сверху до низу; разстояніе между этими трещинами весьма различно, поэтому и ширина забоя измѣняется отъ 2 до 6 —8 саженъ.

Постепенно выбирая мелкую апоку, пластъ которой мѣстами доходитъ до 3—4 аршинъ толщины, достигаютъ нижняго слоя, собственно рабочаго, т. е. состоящаго изъ крупныхъ монолитовъ, толщиною вершковъ 18—20, разбитаго вертикальными трещинами, проходящими въ 3—4 и болѣе аршинахъ одна отъ другой. Такихъ пластовъ бываетъ 1, 2 и 3, что зависитъ отъ трещиноватости верхнихъ пластовъ; но бываетъ и такъ, что верхній пластъ и не разбитъ мелкими трещинами, но не годится по своей большой твердости— „желѣзниковатости“.

Когда рабочій пластъ обнаженъ забоемъ на 11/2—2 сажени, начинается выломка собственно годнаго камня. При этомъ частію пользуются естественными трещинами, а частію клиньями разбиваютъ пластъ на крупные правильные куски, стараясь получить камень не мѳнѣѳ 1 кубическаго аршина, который и составляетъ нормальный размѣръ камня, идущаго въ продажу. Но если удобно, то отрываютъ камень и въ 2 кубических аршина, разбивая его затѣмъ пополамъ. Чтобы оторвать камень, кайлой пробиваютъ рядъ отдѣльныхъ углубленій въ разстояніи 6—8 вершковъ одно отъ другого и глубиною вершка въ 2; въ эти углубленія забиваютъ желѣзные клинья, всѣ одновременно, которые и загоняютъ ударами балды, что дѣлается 2—3 рабочими, изъ которыхъ каждый ударяетъ по тремъ рядомъ забитымъ клиньямъ. Когда отъ дѣйствія клиньевъ образуется вертикальная трещина, то обыкновенно и снизу отрываемого куска одновременно получается горизонтальная трещина по болѣе мягкому прослойку; если же этого не произошло, то снизу загоняютъ клинья по подошвѣ пласта и поднимаютъ камень ломомъ. Часто; куски разбиваются на болѣе мелкіе, если окажется не замѣченная трещина; неправильно отколовшіеся куски обработываются тутъ же въ забоѣ, но грубо; крупные камни, смотря по формѣ, предназначаются на надгробные памятники, ступени, плиты и т. п., а мелкіе идутъ на закладку выработаннаго пространства. Закладка ведется весьма удовлетворительно, для чего сперва выводятъ стѣнку изъ негодныхъ кусковъ и за симъ заваливаютъ мелочь, излишекъ которой вывозятъ наружу.

Работы ведутся въ разныхъ направленіяхъ и то углубляются въ гору, то развиваются въ обѣ стороны, до встрѣчи съ сосѣдями, По обѣимъ сторонамъ забоя оставляютъ цѣлики, которые уже не трогаютъ, и они пропадаютъ навсегда, но служатъ надежнымъ крѣпленіемъ.

Деревянной крѣпи избѣгаютъ сколько возможно, что удается, благодаря прочному потолку, состоящему, какъ уже сказано выше, изъ огромныхъ песчаниковыхъ плитъ; но все же совершенно обойтись безъ крѣпи нельзя и потому мѣстами потолокъ подпирается отдѣльными стойками. Такъ какъ высота выработки достигаетъ трехъ и болѣе саженъ и пришлось бы много тратить лѣса на подставки, то здѣсь выработался совершенно оригинальный способъ крѣпленія „грядками”: въ слабомъ мѣстѣ, подъ самымъ потолкомъ, изъ стѣны въ стѣну заводится горизонтальное бревно вершковъ въ 5 толщиною, которое и помѣщается концами въ выдолблѳныхъ гнѣздахъ; на это бревно опираются одинъ или нѣсколько коротыщей, которые другимъ концомъ подпираютъ потолокъ. Если бревно очень длинно, 3—4 сажени, то посрединѣ подводится подъ него стойка, чтобы нѳпрогибалась грядка. Грядки идутъ не параллельно между собою, а въ разныхъ направленіяхъ, — глядя но необходимости.

При такой высотѣ выработокъ воздухъ въ нихъ довольно хорошъ, такъ что потолокъ сильно промораживается, а это усиливаетъ крѣпленіе въ теченіи зимы, хотя, обвалившись за лѣто, части кровли причиняютъ много хлопотъ.

На освѣщеніе употребляется керосинъ въ лампочкахъ безъ стеколъ, которыя жестоко коптятъ, и такъ какъ работы удалились уже саженъ на 100 отъ устья штольны, то приходится много тратить керосина на освѣщеніе пути, въ разставленныхъ по дорогѣ лампочкахъ; на каждую артель за зиму расходуется 14—15 пудовъ керосина.

Вывозка добытаго камня производится одною лошадью съ участіемъ бабъ, мужики же при этомъ только командуютъ; камень наваливаютъ на сани и для облегченія въ штольну навозится снѣгъ снаружи.

Вывозка камня требуетъ извѣстной сноровки: если его вывезти прямо на морозъ изъ забоя, то онъ непремѣнно трескается; поэтому его подвигаютъ къ устью постепенно, дня въ три, при чемъ онъ кладется на слой соломы и снизу обсыпается снѣгомъ; понемногу морозъ „выжимаетъ“, какъ говорятъ рабочіе, воду изъ камня и она впитывается соломой, которая подъ конецъ и примерзаетъ къ основанію камня; тогда уже его смѣло можно вывести наружу и морозомъ его не разорветъ.

Каждая артель работаетъ за свой счетъ и страхъ, но сдаетъ весь добытый камень одному изъ скупщиковъ, которыхъ всего трое.

Съ осени артель забираетъ у скупщика задатки, рублей по десяти на человѣка, а за зиму продолжаетъ по немногу кредитоваться у него же; забираютъ въ кредитъ керосинъ, лампочки, инструменты и т. под., при чемъ кредитъ артели открывается широкій, не стѣсняются выдавать даже больше, нежели на сколько артель успѣла наработать, потому что долгъ въ такомъ случаѣ переходитъ на слѣдующій годъ и т. д., слѣдовательно артель закабаляется, что очень выгодно скупщику.

Окончательный разсчетъ производится весной, не позднѣе половины марта, потому что всѣ рабочіе съ полой водой уходятъ на сплавъ; многіе изъ нихъ прекрасные лоцмана и получаютъ за сплавъ хорошія деньги.

Оцѣнка и пріемка камня производится не только строго, но даже придирчиво; хозяинъ платитъ артели 1 рубль за кубическій аршинъ хорошаго, мягкаго камня; желѣзниковатыя части выкидываются изъ разсчѳта, неполные вершки тоже откидываются. Чтобы быть пріемщикомъ, необходимо быть тонкимъ знатокомъ качествъ камня и всѣхъ признаковъ, указывающихъ на внутренніе пороки его.

Средній заработокъ рабочаго за зиму около 25 рублей на человѣка чистыхъ, т. е. за исключеніемъ расходовъ на самую добычу.

Всѣхъ работающихъ на добычѣ — человѣкъ до ста, распредѣляющихся на 10 отдѣльныхъ задѣлій.

Артель каменоломовъ только добываетъ камень, не обработывая его, такъ что скупщикъ отъ себя нанимаетъ рабочихъ для распиловки его на плиты, имѣющія размѣры 12Х12Х11/2 вершка.

Пилятъ его пилой, нѣсколько отличающейся отъ обыкновенной: она нѣсколько длиннѣе обыкновенной—до 23/4 аршина, причемъ зубья нарѣзаны не прямо, а немного наклонно и на каждой половинѣ пилы наклонъ зубьевъ направленъ къ срединѣ ея, чтобы пила лучше забирала камень, и при этомъ каждый изъ двухъ пильщиковъ употребляетъ усиліе только тогда, когда двигаетъ пилу къ себѣ.

За распиловку платятъ 2—21/2 копѣйки за рѣзъ, т. ѳ. за плиту, наружные рѣзы не считаются; двое хорошихъ пильщиковъ сдѣлаютъ до 20 рѣзовъ въ день.

Самимъ скупщикамъ плита обойдется со всѣми расходами не дороже 18 к.; провозъ до Вятки и до Казани (водой) стоитъ никакъ не дороже 10 копѣекъ за штуку, всего же на мѣстѣ сбыта плита обойдется не дороже 28—30 коп., тогда какъ цѣна ей въ Вяткѣ 90 коп. до 1 рубля, а въ Казани даже доходитъ до 2 рублей.

Рабочіе жалуются, что скупщиковъ только трое, которые между собою не конкурируютъ и потому наживаютъ несообразные барыши.

Сами рабочіе не могутъ обойтись безъ посредства скупщиковъ какъ потому, что забираютъ въ кредитъ, такъ и потому особенно, что сбыть такой товаръ, какъ камень, нужно очень умѣючи.

Въ тѣхъ же каменоломняхъ, кромѣ апоки, добывается и жерновой камень, пластъ котораго, какъ было сказано раньше, залегаетъ выше апоки. Частію онъ самъ обваливается за лѣто въ старыхъ работахъ, и тогда подходящія плиты вытаскиваются на поверхность и здѣсь обрабатываются; частію же онъ добывается забоемъ, для чего отдѣльные мелкіе предприниматели нанимаютъ поденныхъ рабочихъ, платя имъ отъ 1 руб. 50 коп. до 2 руб. въ недѣлю на ихъ харчахъ. На эту работу идутъ только самые несчастные рабочіе, потому что хотя заработокъ относительно сносный, но работа крайне не обезпеченная, иной за всю зиму проработаетъ только 3—4 недѣли.

Обработка жернововъ производится на поверхности тупицами и пасѣками; плата по 14 копѣекъ съ вершка толщины.

Самый лучшій жерновъ, толщиною въ 9 вершковъ, при 2 арш. діаметрѣ, цѣнится 8 рублей на мѣстѣ. Продаютъ жернова по окрестности и въ г. Котѳльничѣ, до котораго провозъ зимою стоитъ 30 копѣекъ съ вершка толщины.

Такая же апока, какъ въ Жерновогорьѣ, добывается по другую сторону горы, близъ деревни Печенкиной, и версты за три на противоположномъ берегу рѣчки Пижмы — въ самой деревнѣ Солнцовой.

Въ каждомъ изъ этихъ мѣстъ имѣется всего по три задѣлья; рабочій пластъ прикрывается только пластомъ мелкой трещиноватой апоки, перемѣшанной съ глиной, и всякое крѣпленіе замѣняется только промораживаніемъ потолка, такъ что работы крайне опасны, какъ и въ Сернурскихъ деревняхъ, и потому на будущее время будутъ допускаться только разносомъ.

Во всѣхъ описанныхъ каменоломняхъ было бы очень выгодно, въ смыслѣ производительности, ввести порохострѣльныя работы; но въ интересахъ безопасности рабочихъ этому улучшенію пріемовъ добычи не только нельзя сочувствовать, но приходится, напротивъ, — по возможности противодѣйствовать.

-----------

1) Матеріалы для геологіи Вятской губерніи. Труды Общ. естествоиспытателей при Императорскомъ Казанскомъ Университетѣ, томъ VII, вып. I.

Источники:
1. “Горный Журналъ”, №9 (сентябрь) 1888 г., стр. 316-330.
2. Фото с сайтов:
- http://rosi-spelesto.narod.ru/speg/1999/pvlzh1998.html;
- https://www.youtube.com/watch?time_continue=143&v=HMpaQ3GPM_c;
- http://www.12rus.ru/Dokument/48/

P.S. Каменоломни долины Нольки представляют собой образец архаичной системы добычи камня и безусловно являются интереснейшим памятником истории горного дела.
Часть урочища "Нолькинский камень" сегодня входит в природно-исторический заказник "Горное заделье", одна из функций которого - охрана памятников народного промысла по изготовлению жерновов. Хотя каменоломни давно утратили свое практическое значение, они свидетельствуют о большом трудолюбии и упорстве горняков, создавших эти рукотворные пещеры.

Пещеры – это туннели в прошлое, где мы встречаемся с далёкими геологическими эпохами.
А местные легенды придают этим местам очарования и зовут разгадать их загадки.
Пещеры ждут спелеологов, уфологов и любителей природных чудес!

Категория: Промыслы и ремёсла | Добавил: Георгич (07.01.2019)
Просмотров: 37 | Теги: Вятская губерния, пещеры, Каменоломни | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт Свято-Троицкого 
Собора